Большое интервью с Мариной Зайцевой

В преддверии PIPL FEST мы стали говорить о творческих людях, а потому упустить такое явление в мире волгоградской фотографии, как Марина Зайцева, просто не могли. Марина рассказала Sabotage о том, кем она видит себя в искусстве, о своих проектах и проблеме коммерческой фотографии.

– В какой момент ты поняла, что ты фотограф?

 – Это довольно-таки трагичная история. У меня умерла подруга, которая занималась фотографией. Для меня это была первая смерть близкого человека. Чтобы оставить это в памяти, я решила продолжить её дело, ведь фотография – это наша общая мечта, и чтобы не похоронить её вместе с человеком, я взяла в руки фотоаппарат. Потому что, когда мы помним человека, то для нас он жив. И моя подруга всегда со мной.

– Какого стиля ты придерживаешься?

 – Я не знаю, каков мой стиль. Я никак себя не называю, хотя другие люди, глядя на мои работы, иногда относят меня к разным направлениям. Я не могу назвать себя проф.фотографом, и не могу определиться. Я считаю, что любое искусство – это взросление человека, и в моей концепции мне сейчас шесть лет. Я ребенок – расту, развиваюсь вместе с миром, мой стиль меняется со временем и с влиянием эко-условий. Я знаю, что, если появится в мире какая-то глобальная проблема, то это отразится на искусстве, в том числе и на моем. На меня влияют переживания о тех вещах, которые происходят вокруг. У каждой моей фотографией есть история.

– Например? Расскажи историю какой-нибудь очень значимой для тебя фотографии.

– У меня есть работа «Современное отношение к религии». Я снимала модель Артема Новикова в образе Иисуса, курящего сигарету. Я знаю, что я вкладываю в свои фото. Что додумает зритель, гладя на них – другой вопрос. В этой серии я несла посыл о том, что в современном обществе большая часть людей относится к религии довольно посредственно, что  не характерно для прошлого поколения. Моя бабушка очень религиозный человек. Я тоже верю в Бога, но никакую религию не исповедую. Но мой фотопроект не только об отношении людей к религии, но и о религии к людям, а она неуважительно относится к ним. Как и они к ней. Я думаю, что это так.

Артем Новиков в фотосессии “Современное отношение к религии”

 Ещё у меня есть работа «Антифрида». Мне пришла в голову мысль, что все как один копируют Фриду. Это красивая мексиканка в пышных цветах на ярком фоне. Я подумала о том, что стоит сделать контраст и подойти к образу иначе. Это съемка стала вызовом самой себе. Я думала: «Сделай что-то другое, интересное, непохожее на то, что есть у многих». Я очень люблю эту съемку.

Anti Frida

Последняя съемка – синхрон. Когда я узнала, каких моделей мне предстоит снимать, я поняла, что они могут быть на себя и не похожи. Важно то, какими профессионалами они являются, и то, как они умеют работать друг с другом. Модели действительно были профессиональны. Это Елена Метинская, Артем Новиков. По волгоградским меркам это очень сильные модели.  Я пыталась показать это своей съемкой.

 – Говоря о твоих работах, нельзя не отметить твою фотосессию «Сквозь огонь» по мотивам фильма Дэвида Линча и всей франшизы «Твин Пикс» в целом. Ты приурочила эту съемку к выходу нового сезона или же здесь выразилась твоя личная любовь к полнометражной картине?

 – Я обожаю Линча. Я люблю всех ненормальных людей, тех, кого не любит никто. В том числе и его. Я восторгаюсь фильмами и сериалами этого режиссера.  Человек настолько свободен в своих желаниях, что ему все равно, как мир отреагирует на его творчество. Потому что мир никогда однозначно не реагирует. Человек ведь тоже не может быть только хорошим или плохим, так и с искусством. Создавая фотосессию «Твин Пикс», я хотела почувствовать себя в сумасшедшей голове Линча. И я уверена, что это не предел. Чем дальше я буду идти, тем больше во мне будут раскрываться идеи. Для меня «Твин Пикс» – это легендарный фильм по цветовой композиции, технического выстраивания картинки. Там все подетально красиво. Такие фильмы однозначно смотреть с точки зрения изображения.

Фотосесия по фильму: “Твин Пикс. Сквозь огонь”

 – А ты старалась использовать приемы композиции Линча в своих фотографиях?

 – Нет, не старалась. Чаще всего я просто делаю то, что хочу делать. Чисто интуитивно.

 – То есть, фотографируя, ты действуешь экспромтом? Или какая-то подготовка всё же происходит?

– Я очень переживаю перед каждой фотосъемкой, у меня начинается мандраж. Но он проходит после того, как я сделаю первый кадр. А ещё я не люблю затягивать съемки, часа мне обычно достаточно, чтобы всё отфоткать. Перед сессией я расписываю историю, но при этом в голове у меня нет того, что должно произойти. Это все непредсказуемо. Помимо меня на площадке работает визажист, модели, дизайнеры. И я не могу предугадать все, что может случиться, зачастую я даже не знакома с теми, с кем я буду работать.

Но для меня это круто. Я просто знаю, что значит работать с бумажками. Долгое время я была маркетологом. Для кого-то это классная работа. Для кого-то здорово иметь стабильную зарплату, отчисления в соц.пакет. Кому-то это нужно, но,  наверное, это нужно не мне.

Дайте мне дерево, и я научусь с ним работать. У человека очень много возможностей, но мы всегда выбираем что-то одно. И вот мне, например, не очень интересно с деревом. Гораздо круче ковыряться в фотошопе. Каждому свое, но я уверена, что мы можем делать всё.

 – Ты сказала, что растешь в искусстве, но на данном этапе тебе всего шесть лет. Кем ты мечтаешь стать, когда вырастешь?

– Хочу стать единорогом (улыбается). Но есть ключевые моменты, которые я хочу сделать. Например, я хочу написать книгу. Она будет не о фотографии, а о людях. И вторую книгу я напишу об искусстве. И я хочу, чтобы воспринимали не меня, а мои работы. Мне вообще все равно, буду я известной или нет, главное  – чтобы был оценен мой труд. Надеюсь, что через несколько лет я буду такая же энергичная, воспитанная, доброжелательная, высокомерная, эгоистичная и сохраню то, что есть во мне сейчас.

 – Кроме своих творческих проектов ты что-то фотографируешь? Коммерцию? Свадьбы?

 – Поначалу снимала и свадьбу, и крестины, но это не доставляет мне удовольствия вообще. Я не люблю массовые мероприятия. Пушка организовывала много свадеб. Конечно, это мило, красиво, но это всегда одно и то же. Снимать свадьбу – каторжный труд, а я ленивая до ужаса. Простоять для меня несколько часов – нереально. К тому же, я уже говорила, что не люблю многочасовые съемки. Сейчас у меня бывают редкие коммерческие заказы, но чаще всего я отказываю, так как не испытываю интереса. Но если какой-то хороший знакомый попросит меня отфоткать его свадьбу, то я соглашусь. Еще есть такая проблема: люди бояться меня. Я вижу людей и знаю, что им нужно, но они все равно лезут со своими идеями и говорят как надо. Меня это оскорбляет как профессионала. Это неправильно. Когда я прихожу в салон красоты, я доверяю парикмахеру, потому что это специалист. Когда у меня ломается машина, то я везу её в ремонт, сама её не чиню. Почему люди не доверяют мне?


Мария Курченкова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

198 просмотров