Выборы уполномоченного по правам студентов. Александр Завидов

Выборы уполномоченного по правам студентов в России стали чем-то новым для студенческой жизни нашей страны. С тех пор, как Артем Хромов вступил в должность омбудсмена, многие его идеи по защите прав учащихся высших учебных заведений были реализованы. Если раньше вся его деятельность несколько не касалась лично нас, то теперь инициатива выборов омбудсмена в каждом университете дошла и до ВолГУ. Мы запускаем серию интервью с каждым из кандидатов, чтобы вы могли полнее изучить тех, кто хочет представлять наши права в различных спорах. Стоит отметить, что Ренат Булатов отказался от общения с нашими корреспондентами, сославшись на нехватку времени, отчего материала про этого кандидата не будет. Интересно, а для своих избирателей он найдет время?

– Прежде, чем переходить к главной теме разговора, я бы хотел начать немного издалека. За год своего обучения в ВолГУ ты достиг награды в номинации «Открытие года», а также стал новым председателем СО ИУРЭ, не считая твоего руководства военно-патриотическим клубом. Ты больше предпочитаешь активистскую деятельность, чем учебную?

Не стал бы ставить актив и учебу на разные чаши весов в данном вопросе. Для меня это всё университетская жизнь, потому что в группе я еще староста и положение обязывает, скажем так, не только быть активным, но и в учебе не плашать. По итогам первого семестра средний балл у меня в районе 85, чем, в целом, доволен. Но интерес вызывает в большей мере, действительно, активистская деятельность,  в ней больше драйва.

– Не так давно ты был выбран председателем СО ИУРЭ. Что тебя подвигло выдвинуть свою кандидатуру? Какие главные задачи ты видишь в своей деятельности именно на этом посту? Специально разграничу эту деятельность с возможным постом омбудсмена.

Я не совсем сам выдвинул свою кандидатуру. Ситуация была такова, что перед уходом предыдущий председатель выдвинул несколько кандидатур, которых хотел бы видеть на своем месте. Я оказался в их числе, чему был действительно рад с той точки зрения, что во мне видят достойную смену. ИУРЭ за год стал близок, поэтому отказаться от возможности встать у руля и попытаться улучшить жизнь на институте не мог. Задачу вижу прежде всего в привлечении на институт еще большего количества абитуриентов, а также повышения комфорта обучения действующих студентов. В рамках ВолГУ – сохранение лидирующих позиций института, но не по пути соперничества с другими, а наоборот, выстраивания долгосрочных дружеских отношений.

– Как оценишь работу предыдущего председателя с учетом поражения ИУРЭ на Имидже, чего не случалось уже несколько лет, а также с учетом третьего места в общем зачете Альма-матер?

Не считаю правильным оценивать работу кого-то, пока сам еще ничего не показал на этой должности. Скажу одно: пара на Имидже выступила более чем достойно, институт за год тоже провел хорошую работу. Второе и третье место – достойные результаты, которые, безусловно, можно улучшать. Но это уже работа на следующий учебный год.
Плюс, стоит отдать должное другим институтами. Все вложили душу и много сил, каждый оказался достойным конкурентом в рамках конкурса.

– В последнее время некоторые институты выбрали своими председателями студентов – первокурсников/второкурсников. Алексей Абдул на ИМИТе, Мария Кожухова на ИФиМКК, теперь ты на ИУРЭ. Ты видишь в этом определенную тенденцию или, все же, это частные, никак не связанные между собой случаи?

Думаю, это логичная тенденция. Сейчас происходит смена поколений актива, многие ребята выпускаются и дают дорогу молодым. Иной связи не вижу. Можно только порадоваться, что среди первокурсников находятся, по мнению старшекурсников, достойные ребята на такие важные должности.

– Чем для тебя является возможность стать уполномоченным по правам студентов ВолГУ? Какие цели ты для себя ставишь, выдвигаясь на этот пост?

Стать уполномоченным для меня – это способ выразить свою гражданскую позицию и помочь другим начать её выражать. Сначала в стенах университета, а затем и вне. Но это не только возможность, но и обязанности по отношению к избирателям, в чем, безусловно, отдаю себе отчет. Целью, помимо повышения благоустройства и благополучия студентов ВолГУ, является научить их выражать свои интересы и продвигать их путем доступных инструментов, либо до их реализации, либо до нахождения компромисса. В общем, уполномоченный по правам студентов – это и есть один из инструментов.

– То есть, ты считаешь, что с выражением своей гражданской позиции среди студентов есть определенные проблемы?

Считаю, что такая проблема не только среди студентов, а в целом институциональная в рамках страны. И даже, если позиция у человека сформирована относительно твердо, он не всегда может или хочет её выражать. Поэтому, проекты, подобные выбору уполномоченных, всецело поддерживаю.

– Тебе не кажется, что деятельность омбудсменов несколько повторяет основу работы профсоюза? Тем более, профсоюз ВолГУ разделён на профсоюз работников и учащихся.

От части так и есть, тут сложно не согласиться. Моё мнение в этом вопросе таково, что рассматривать их работу надо не как повторяющуюся, а как дополняющую друг друга. К тому же, в профсоюзе существует членство, а омбудсмен выбирается на вуз в целом, и для него все студенты равны. Независимо от формы обучения, членства в каких-либо организациях или ещё чего-то.

– Назови основные проблемы, с которыми сталкиваются студенты нашего университета, если, конечно, таковые имеются.

Не может не радовать тот факт, что острые проблемы студентов в нашем университете решаются быстро и сейчас таких не имеется. Основная проблема студентов ВолГУ сейчас заключается в незнании своих прав и обязанностей по ряду вопросов (проживание, питание, отсрочка от службы в ВС РФ, сессия и другие темы), что часто ведет к неприятным последствиям. Одной из функций омбудсмена как раз является устранение этих пробелов.

– То есть, свою главную задачу ты видишь именно в просвещении студентов в своих же правах?

Уточню, что просвещение совместно с непосредственной реализацией этих прав. Задача будет в приоритете, пока не повысится общий уровень осведомленности, что позволит решать проблемы уже более высокого уровня.

– Предположим, что администрация отказывает студентам в реализации некоторых их прав, что, конечно, немыслимо. При этом ссылается на отсутствие финансирования или чего-нибудь еще. Каким видишь выход из подобной ситуации? 

Если рассматривать ситуацию именно с нарушением прав, которые имеют законодательный характер, то отговорок и быть не может, вопрос нужно поднимать на уровни выше, вплоть до уполномоченного по правам студентов России. А тут уже либо администрация исполняет правовые обязанности, либо будет изменяться сам правовой акт на государственном уровне. Обстоятельства же с реализацией новых интересов или идей в такой же ситуации требуют не столь радикального подхода. Тут хорошим методом будет поиск временного компромисса с последующим продолжением лоббирования идеи. Но это, если говорить об абстрактной ситуации, потому что в ВолГУ подобные условия трудно представить, ведь администрация нашего вуза всегда сама стремится защищать студентов и делает все возможное для реализации их прав. Участие в программе выборов уполномоченного по правам студентов и недавние обстоятельства с отказом от сокращения стипендий тому подтверждение.

11

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

147 просмотров

Добавить комментарий