«В чае бывших не бывает»: основатель Чая Китайской Панды о создании своей чайной сети

Не так давно мне повезло побеседовать с владельцем чайных «Чай Китайской Панды» Артемом Карповым. Артем рассказал о культуре чаепития, о том, что такое чай на самом деле, и как грамотно построить свой бизнес.

– Расскажите о вашем заведении, Артем.

– Сейчас у меня шесть чайных в Волгограде и одна по франшизе в Липецке. Они все немного отличаются друг от друга, каждое чем-то уникально, в каждом своя атмосфера. Гости, как правило, тоже видят эту разницу и выбирают, куда можно прийти с друзьями, куда одному, где собираются люди постарше, а где тусит молодежь. У нас можно играть в настольные игры, есть зоны коворкинга, есть переговорочные зоны, есть барные. Каждый посетитель найдет что-то для себя.

– Когда и где открылась первая «Панда»?

– Первая в речпорту, «Икринка», около четырех лет назад.

– Как все начиналось?

– Как второстепенный доход. Я много путешествовал и, попадая в любой новый город или страну, старался найти хороший китайский чай, потому как у нас в Волгограде с этим было негусто, и все чаще друзья и знакомые просили привезти им чай. Так я потихоньку начал в этом разбираться. Затем из-за определенных жизненных обстоятельств мне пришлось выбирать между успешной государственной службой и своим делом, и я выбрал свое дело. Поехал в Китай, привез чай и создал небольшой интернет-магазин. В таком состоянии пробыл примерно два года, пока друзья не стали меня убеждать, мол, давай открывайся. Вот эта чайная доска, кстати (показывает), на которой мы с вами пьем чай, чабань[1], была привезена из первой поездки в Китай, на ней проливали и пили первые чаи. Вскоре у меня появился небольшой склад, – гараж, оборудованный с миру по нитке – где можно было попробовать и купить чай. Потом я решил, что нужно либо идти вперед, либо уже ничего не делать… Я понимал, надо как-то развиваться, но дело в том, что мне продажи никогда не были интересны, я не видел себя продавцом, мне это чуждо. Мне интересна культура, посуда, разные способы заварки, показать человеку, как можно пить чай, научить его… И я начал работать именно в этом направлении. Сперва один, с единственным выходным первого января, второго рано утром уже выходил на работу. В «Икре» была барная на 11-12 стульев, где я продавал чай, заваривал, рассказывал гостям. Это стало местом встречи моих друзей, да и меня проще всего было поймать именно там. Затем я открылся в Ворошиловском торговом центре, и так дальше, дальше…

– Сколько на вас работает людей?

– Около 25-ти человек. Большая текучка, если честно… В чае бывших не бывает, кто-то уходит, потом возвращается, кто-то сразу приходит всего на месяц-два.

– Расскажите о вашем увлечении чаем, как вы к этому пришли.

– Моя прабабушка учила меня играть в преферанс, а пока мы играли, делали чайные паузы, почти церемонии, разливали по блюдцам… Это мне запомнилось, конечно. Когда я стал заниматься спортом, наслушался много разного от людей о чае, кто-то где-то пробовал интересные чаи, до меня начали доходить любопытные разговоры… Меня это заинтересовало, и я стал узнавать о чае больше. Хотелось разнообразить жизнь без банального курения и алкоголя. Чай – это природный энергетик. Я уже 18 раз ездил в Китай, и в каждую поездку узнавал что-то новое, каждый раз думал: «черт, да я еще в самом начале!» *смеется*

– В Китае очень древние чайные традиции, мы это знаем, а в России как было раньше?

– Лет 200 назад в России было очень много чайных домов, мы даже опережали Англию в потреблении чая. Не буду утверждать, как именно было в императорской России, но думаю, такие русские атрибуты, как лимон и сахар, появились уже с чайным пакетиком, чтобы усилить вкус, а хорошему чаю, к слову, добавки не нужны. Относительно недавно чай выращивали в Грузии, сейчас выращивают в Краснодаре, эти плантации чая вошли в книгу рекордов Гинесса как самые северные в мире. Есть еще такой интересный факт, что, когда купцы везли чай, существовали два чайных пути – один шел западнее в Европу, а второй – севернее через Россию. Так как отправные точки этих путей были различны, а в Китае очень сильно разнятся диалекты, то и напиток называли в портах по-разному. Получилось, что по западному пути везли «te», а по восточному – «cha». И сейчас многие народы произносят «чай» или как-то похоже, а в европейских языках – tea, tee, te.

zekwxry7yrk

– А какой у вас любимый вид чая?

– Мне в Китае как-то ответили, что все любители чая рано или поздно придут к Шен пуэру – это зеленый вид пуэра. Тогда я этого не понял, он же горький. Но, знаете, я действительно пришел к этому спустя какое-то время. И многие люди, пробуя разные чаи, вскоре останавливают свой выбор на Шен пуэре. Теперь для меня Шен пуэр – завтрак, обед и ужин.

– Но ведь, сколько людей, столько и мнений, почему же всем нравится именно этот вид?

– Он самый сильный по воздействию и вкусу. Китайцы неспроста его с вином сравнивают – красное, белое, весеннее, осеннее… И чай так же. Разная обработка и выдержка. Обычно лист чая самодостаточен для заваривания, и Шен пуэр как раз и есть такой наиболее естественный вид, природный, не тронутый человеком. Еще у пуэров очень большая вкусовая гамма, а когда ты долго в чае, начинаешь искать эти особенности. Он самый разнообразный и необычный, поэтому он и нравится.

– Там есть кофеин? Кто-то утверждает даже, что его там больше, чем в кофе.

– Там полифенолы, как и в кофе, но кофе имеет мгновенный эффект на организм, это шоковая нагрузка на сердце, когда уже через 15 минут вы взбодрились, а у чая начинается распад полифенолов минут через 40-50… Его потому не советуют пить на ночь, так как распад происходит до 8 часов, потом невозможно будет уснуть. Вообще, сама идея зародилась в связи со здоровым образом жизни, захотелось показать, что можно приятно проводить время без алкоголя, и, заметьте, в субботу молодежь сидит не в пивбаре, портит здоровье, а у нас. Я наблюдаю вокруг положительную динамику. Тут все равны, могут пить чай и рассуждать о нем, это средство для общения. Да, наша подача немного европеизирована, но это сделано грамотно. В Китае так не всегда пьют.

– А как в Китае пьют?

– Где выращивают чай, там все просто, как в деревне у бабушки! Взяли, залили кипятком, выпили. А где продают чай, для культуры и красоты подачи, они используют уже атрибутику. Церемония существует для настраивания себя на чай. Это как медитация. Я за сложное исполнение, но простую подачу. Конечно, если кто-то хочет, я покажу, как это может быть, расскажу, как можно пить чай, заваривать, проливать, пробовать…

– Тех, кто знают толк в вине, принято называть «сомелье», а тех, кто знает толк в чае, как называют в Китае и в мире?

– Многие зовут чайным мастером, но я не люблю, когда так называют. Слово «мастер» – это громкое слово, мастер спорта, например, высокое звание. А мы не вдаемся в смысл, ведь нельзя так легко давать название. Я себя мастером не считаю, несмотря на опыт. Десятилетия нужны, чтобы назвать себя так. В Китае отдельного слова такого нет, но есть мастер чайной церемонии. Там даже существуют институты чая с направлениями «агроном по чаю», «чаевед». Это у них серьезно и приравнено к сельскохозяйственной науке. Чаевед, наверное, наиболее подходящее слово.

– Какой у вас есть наиболее старый чай?

– 1976 года. Тут и объяснять никому не нужно, человек может практически не разбираться в чае, но он сразу поймет, что это не простой чай.

– Что вы можете сказать о современном отношении китайцев к чаю?

– Китайцы, которые живут в деревнях и собирают чай, жалуются на современных соотечественников, так как идет мода на отрицание всего китайского. У них такая история, а они ей разбрасываются, получается. Доходит до абсурда, когда они начинают пить чай из пакетиков и перестают покупать свой фарфор, берут французскую или английскую продукцию… Словно бы брать не китайское, значит показывать, что ты успешен.

– Давно это у них?

– Примерно после пекинской Олимпиады.

– Скажите, а сложно ли быть сейчас молодым предпринимателем в Волгограде и почему?

– Я думаю, что нужно делать так, чтобы получать удовольствие, я подхожу к этому творчески. Сложно, наверное, но я тем не менее пытаюсь привезти чайную культуру в Волгоград. Это не Москва и не Питер, но зато какое соревнование – доказать, что это возможно здесь. Я хочу передать культуру Китая нам.

– В Волгограде часто закрываются и открываются заведения, как вы считаете, с чем это связано?

– Я думаю, что если сама мысль была нацелена на деньги, она обречена. Ты должен нести смысл, а деньги ради денег смысла не имеют. Также неподготовленность как одна из причин. Я мог и на два года раньше открыться, но не стал, было мало опыта. Может, мало времени уделили, либо взяли общую модель, что навязал бизнес-тренер. Мне неинтересно продавать человеку товар, чтобы он купил и ушел, я хочу, чтобы он стал творцом этой культуры, приобщился к ней. У меня даже ценников нет нигде. Сама среда в Волгограде не позволяет творить, нет пространства для молодежи, чтобы они создавали что-то новое, генерировали и продвигали идеи. ДЮЦы те же все развалились, а я думаю, что предпринимательство – это творчество, и только сейчас зарождается поколение, которое достаточно креативно, раньше такого не было, примеров не было, кто-то пытался что-то украсть, но оно не работало на другой почве.

– Какие люди ходят к вам чаще всего?

– Творческие, в первую очередь. Если по возрасту, то, начиная от младших школьников. Приходят мальчишки, чай пробуют. Так что люди разные совершенно, средний возраст – студенчество.

– Много ли в Волгограде ценителей чая?

– Стало больше в последние два года, может, даже благодаря моим заведениям, мне бы хотелось в это верить.

– Вы как-то продвигаете здоровый образ жизни в своих чайных?

– Да, стараемся, например, у нас йога с чаепитием бывала в «Икре», мы сотрудничали с фитнес-программами, мы даже здесь хотели совместить «Панду» с фитнес-залом, но, к сожалению, не нашли поддержки.

– Но к вам же не только приверженцы ЗОЖа ходят?

– В большинстве они как раз таки. В двух метрах пивной бар, но молодежь вся у нас, посмотрите. Думаю, если сделать опрос прямо сейчас, половина окажется некурящая, а большая половина – непьющая. Мы у себя везде запретили даже электронные сигареты, людей с запахом алкоголя не пускаем, не обслуживаем. Эта культура заменяет алкоголь, помогает забыть о таких сомнительных удовольствиях как пиво. Мы никого не агитируем, но люди выбирают чай.

y1jh2ykc8x8

– Пару слов тем, кто хотел бы открыть свой бизнес в Волгограде.

– Сейчас популярны монопродукты, и мне это очень нравится. Дизайнеры, которые шьют только шапки, например, или только футболки… Успех – в приложении силы к одному продукту. Нельзя распыляться, нужно стараться быть профессионалом своего дела.

– А если нет денег, а идея горит?

– Пробовать, однозначно. Как, например, я делал, – я пошел ва-банк. Рискуйте, делайте. Это как действия в условиях вынужденной необходимости, ставьте себя в эти условия и действуйте. У меня совсем не было денег на открытие, был лишь давно заработанный и не раз менявшийся автомобиль, который я продал, и вложил средства, поставил все, рискнул. Сейчас такое время, когда все может пользоваться спросом, главное, делать с душой и качественно.

Фотографии из личного архива А. Карпова

[1] Ча бань – чайная доска для китайской церемонии. Чаще всего изготавливается из дерева, бамбука или керамики. Незаменимый элемент классической чайной церемонии или вдумчивой дегустации чая. На чабани располагается вся необходимая посуда и чайные инструменты.


Юлия Доронина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

337 просмотров

One Comments

Добавить комментарий