«Звезд должно быть много»: руководитель театра в Леднике о своем проекте

Литературное пространство города все сильнее расширяется. Встретить на Набережной читающего стихи поэта, попасть на мастер-класс по актерскому мастерству или увидеть арт-постановку какой-либо местной студии – уже не такая и редкость. А в августе был еще и создан “Театра в Лéднике”, который стал совместным проектом с креативным пространством ЛОФТ 1890. Художественный руководитель театра Анна Белякова рассказала журналу о своем проекте, и для чего Титаник оказался в Волгограде.

– Как возникла задумка по созданию театра?

– Я по профессии сценограф, театральный художник, и мне близка театральная деятельность; однако у меня всегда была идея создания проекта, объединяющего людей, чтобы они могли проявлять свое творческое начало и получать признание. У нас есть своего рода девиз “звезд должно быть много”. Означает он, что каждый человек может реализовать себя.

Театр в Леднике – это совместный проект с креативным бизнес-пространством ЛОФТ1890, которое не просто предоставляет площадку, но и вкладывает свои силы и ресурсы, чтобы это место было комфортным для зрителя.

– Каждый человек может проявить себя. Даже тот, чья сфера деятельности не соприкасается с театром?

– Да, у нас складывается именно такая ситуация; хотя это произошло само собой. Сначала мы привлекали актеров, затем приглашали поэтов-слэмеров, а они, как оказалось, очень артистично читают свои стихи. Так, постепенно, число задействованных лиц росло и образовалось своего рода братство. Изначально такая задача и была: сформировать общество друзей, где люди могли бы знакомиться, общаться, создавать свои проекты.

Правда, объединить людей удалось не сразу. После просмотра спектаклей многие уходят в телефоны, интернет – будто спасения там ищут. Но понемногу круг знакомств ширится, люди становятся более открытыми для общения, все больше тех, кто остается после спектаклей.

– Почему в названии театра в слове “Ледник” апостроф стоит на первом слоге?

– Потому что лЕдник – это помещение для хранения льда в 19 веке. Еще до возникновения холодильников лед пилили на куски и держали в холодных подвалах – так охлаждали продукты. А в Леднике ЛОФТ1890 охлаждали пиво.

– Как вы набираете людей в труппу?

– Был у нас такой случай: я дала объявление, что требуются волонтеры – как мы их называем “соучастники” – есть масса мелких работ, которые нужно кому-то делать: те же стулья перенести и все в таком роде. Я думала отзовутся студенты, а отозвались редакторы газет, журналисты и вообще наш постоянный зритель, который готов помогать, ему это интересно. Когда число людей, желающих помочь, увеличилось, решили, что нужен проект для всех сразу.

Поясню одну важную деталь: сначала мы работали по схеме “приходите-делайте”, однако во время рабочего процесса выяснилось, что далеко не у всех, кто приходит, есть требуемый уровень. Если зритель придет и ему не покажут продукт на должном уровне качества – не исключено разочарование. Бывает и такое, что люди хотят участвовать, но нужного уровня еще не достигли. В таком случае есть выход – объединить людей в одном проекте. Но, к сожалению, люди зачастую не хотят объединяться или идти под чужим флагом, а хотят делать собственные проекты с нуля. Впрочем, я думаю, что это следствие конкуренции, которая так сильна в нашем мире. Но, мы рады каждому и готовы придумывать форматы, которые позволят людям реализовать себя в полной мере.

– Так вы и пришли к постановке драмы про Титаник?

– Идея с постановкой интерактивной драмы “Титаник – все по-настоящему” появилась позже. Родилась она в общем мозговом штурме: один придумал, другой исправил, третий добавил – в итоге сформировалась целая история. По сути, идея возникла из актуальной сейчас темы: читки киносценариев. На таких читках актеры берут известный киносценарий, например, “Ирония судьбы, или С легким паром” и читают его по ролям. Поскольку у каждого актера свой подход к роли, общая картина во время читки выглядит отличной от фильма, но при этом смотрится необычно, интересно. У нас было несколько читок, они готовятся быстро за две-три недели и не требуют столько ресурсов, сколько полноценные спектакли. Мы погрузили зрителя в репетиционный процесс и он, увидевший театральное закулисье, поскольку читка – это промежуточный этап подготовки спектакля, эскиз спектакля, тоже захотел поучаствовать в спектакле и получить какую-нибудь роль.

К нам стали приходить и просить ролей, возможно, по той причине, что мы как бы погрузили людей в репетиционный процесс, промежуточный этап подготовки спектакля. Когда родилась мысль почитать киносценарий Д. Кэмерона “Титаник” конечно, все посмеялись; но за дело взялись. Со временем поняли, что сценарий требует большого количества задействованных лиц, равно как и большой динамики, тогда приняли решение подключить зрителей.

– А как создавалась “Паника”?

– В свое время я работала с Волгоградским молодежным театром и актеров театра я хорошо знаю, они одними из первых узнали о задумке проекта. Двое человек из театра участвовали в проекте. “Паника” предполагал роли на сопротивление, то есть актеры, которые узнаваемы по определенному амплуа, играли не свойственные им роли, не подходящие под амплуа. К примеру, Марк Лешкевич – довольно эксцентричный двадцатилетний молодой человек, поэт-слэмер, должен был вжиться в роль 35-летнего обычного, заурядного человека со скрытым потенциалом. И ему это удалось.

– Сотрудничать с другими театрами города или других городов не думали?

– Мы вне театральной политики и ни с кем не конкурируем. Нам всего-навсего хочется заниматься своим делом. Да, мы привлекаем разных актеров, но никого завлекать деньгами не можем, а люди идут, потому что им это интересно. Нам нужны актеры и мы ищем их везде, в том числе в разных театрах города, но выбор сотрудничать с нами или нет остается всегда за человеком.

По поводу сотрудничества с другими городами могу сказать, что в теории это возможно, но на практике это трудно реализовать: изначально у нас был определенный план, буквально через две недели он изменился, а еще через две недели, снова изменился – обстоятельства диктуют нам действия. Если какой-то театр захочет приехать к нам в гости или пригласит нас к себе, то мы, разумеется, такое предложение рассмотрим и постараемся осуществить.

– Цена билетов довольно скромная, на что хватает сборов?

– Прежде всего поясню как работает “театральная кухня”. Для создания спектакля нужно не менее 2-х месяцев. Заучивание актерами текстов требует времени, создание и поиск декораций требует еще большего времени, а поскольку найти декорации не просто – мы стараемся обходиться минимумом. Вся символическая сумма билетов (250 р. за читку) уходит актерам, поскольку они тратят огромное количество своего свободного времени.

– Минимальные декорации – это что, настольные лампы из пенопласта или что-то в этом роде?

– Мы используем условные декорации. Есть такие режиссеры как Сергей Женовач, которые в качестве декораций используют веревки, палки, бумагу и другие простейшие предметы. Но стоит заметить, что условные декорации не влияют на уровень постановки, тот же Женовач – культовый режиссер. Наш проект идет тем же путем, конечно, отчасти вынужденно, но это позволяет достигать театрального символизма.

– Если проект не приносит существенной прибыли, то какие у него перспективы?

– Раньше я работала над другим проектом, который хоть и был расписан до финала, но реализовать его не удалось. А с этим все иначе, каждый день ситуация меняется, сама жизнь подбрасывает новые возможности, только и остается плыть по течению. Исходя из такой ситуации, мы не ставим сверхцели по завоеванию мира; есть цель делать что-то интересное, творческое. А дальше все пойдет – как должно быть.

– То есть зарабатывать на проекте нет цели?

– Вариант заработка рассматривается, но как это сделать мы пока не придумали. Ждем когда подвернется подходящая ситуация. Видите ли, сейчас наш проект камерный и рассчитан он больше на общение. Люди приходят посмотреть по 50-70 человек, но есть ведь и те, кто тоже хотел посмотреть спектакль, а в число этих 50-70 человек не попал. Чтобы эти люди, оставшиеся за бортом, смогли попасть на спектакль нужно либо устраивать повторные читки и тогда театр должен стать репертуарным, либо играть в больших залах.

– Если театр станет репертуарным, потребуются регулярные репетиции, будут ли меняться актеры или образуется постоянный состав труппы?

– Будет, это произойдет само собой. Люди притираются друг к другу. Общий скелет будет обрастать плотью. Изначально существовала идея пройтись по учебным заведениям города, выпускающим артистов и рассказать о существовании нашего театра. Но люди стали приходить из совершенно сторонних сфер деятельности. Наш круг разрастается и звезд становится все больше.


Александр Ермишкин

Фото Станислава Азарова и Оли Белой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

148 просмотров

Добавить комментарий