И в Волгограде псы попадают в рай: интервью с директором приюта Дино

Наступили холода, снег выпал, бездомные животные сбиваются в своры. Шансов пройтись по улице и не наткнуться на голодных животных стало меньше. Почему в России существует проблема бездомных животных, кто в этом виноват и кто разгребает последствия выясняем в беседе с директором Волгоградского Областного Благотворительного Фонда Защиты Животных — Макаровой Анжелой.

Зарождение приюта Дино

История создания приюта связана с породистым стаффордширским терьером Дино. Его прежние хозяева продали дом и оставили пса новым владельцам. Новые хозяева такому «бонусу» в виде собаки бойцовской породы не обрадовались и заперли его в подвале, без еды и воды. Через какое-то время пса случайно обнаружили соседи и сообщили волонтерам. Когда мы достали Дино из подвала он был в крайне истощенном состоянии, частично облысел в результате обезвоживания, глаза слезились от дневного света.  Мы его откормили и привели в порядок. Но найти хозяина для взрослой собаки серьезной породы, оказалось проблематично, собака была отправлена на платную передержку (прим. автора – своего рода гостиница для собак). В течение полугода мы построили приют, в котором Дино оказался первым постояльцем.

Дино прожил в приюте около трех лет и только по истечении этого времени у него появился новый ответственный хозяин. При том, что он был самым распиаренным псом: о нем писали и снимали сюжеты многочисленные СМИ местного и федерального уровня. Его история – это случай чудесного преображения: из жалкого заморенного голодом существа он превратился в красивого и доброго пса, не утратившего веру в людей. Люди, конечно, звонили, но, чтобы вы понимали, как обстояли дела, расскажу один случай. Звонила женщина, говорит: «Ой, знаете, мы читали статью про него, мы плакали так, хотим его взять к себе, только у нас есть собачка, мы сначала ее отдадим, а его возьмем». Как выяснилось собачка эта прожила у хозяев 6 лет, а они вот так просто от нее готовы были избавиться — это вызывает сомнения.

Содержать приют не просто

На сегодняшний день в приюте порядка 170 собак. Мы планировали, что у нас будет некая организация помощи животным, но был создан приют на сорок вольеров и в считанные месяцы он переполнился. В добрые руки собак берут крайне неохотно, а мы не усыпляем животных — это наша принципиальная позиция, потому что мы не можем брать на себя ответственность за усыпление нормальных, здоровых животных.

Вот уже как 6 лет приют существует не понятно на что, средств нет. На самом деле прокормить животных не так трудно; у нас есть группа в ВК, если разместить пост с просьбой о — в ближайший выходной люди приедут и привезут по мешочку корма – собаки будут сыты. Помимо этого мы сотрудничаем с гипермаркетами: у продукции бывает нарушена целостность упаковки или еще по каким-то стандартам она не подлежит продаже. В таких случаях, например, те же консервы отдают нам. Поэтому я говорю: «Прокормить не сложно» – самая дорогая статья расходов — ветеринария, а именно стерилизация. Особенно для нас, потому что мы всех стерилизуем, даже породистых.

Проблема бездомных животных

Существует проблема с заводчиками. Есть люди, которые серьезно занимаются породой, но есть и разведенцы, которые  стремятся исключительно к извлечению  прибыли. Во втором случае – это бизнес и бизнес жестокий, разведение собак поставлено  «на конвейер», а это приводит к их переизбытку. К нам однажды попала собачка: йоркширский терьер — дорогая и модная порода. Умирающую от голода и холода собаку нашли на улице нашего города.  У собаки обнаружили клеймо питомника – это означает,  что она клубного разведения. После обследования в ветеринарной клинике  выяснилось, что у нее серьезные проблемы со здоровьем. Собачка очень маленькая, рожать сама не могла, потому ее раз за разом «кесарили». Специально накачивали гормональными препаратами, искусственно вызывая у нее «течку», в результате чего она рожала по 4-5 раз за год. Это при том, что в норме для собаки нестись всего один раз. У нее уже на тот момент почки, печень и другие органы — все было не годным. Чтобы избежать таких случаев, мы стерилизуем даже породистых. Для людей легкие деньги: взять из приюта породистых собак и наплодить от них щенков на продажу.

Помощь администрации

Администрация никак не помогает, она выделила 12,5 мил. руб. на отстрел и утилизацию бродячих животных и ни копейки на приют. На самом деле от такого подхода результата нет. Этот метод антинаучный и не решает проблему. Почему в Европе проблему бездомных животных побороли стерилизацией? Просто-напросто есть закон природы, при котором отстрел собак ведет только к большему увеличению их популяции. Мы сейчас столкнулись с такой ситуацией: нам подкидывают щенков целыми коробками и видно, что щенята однопометники. В помете по 11-13 щенков и все суки. К этому есть тенденция, популяция пытается бороться с уничтожением. Любое давление на популяцию будет иметь обратный эффект. Поэтому стерилизация,  создание искусственного демографического кризиса – это единственно верный метод.

У нас нет единого федерального Закона о животных, но есть полномочия у местной власти издать Закон на уровне своего региона. Есть положительный пример в  Нижнем Новгороде, где приняли закон о стерилизации бродячих животных и бюджет   госзаказа, который ранее выдавался на отстрел  животных отдали зоозащитникам:  не агрессивные животные стерилизуются и отпускаются  в  среду. Короткошерстных (которые не выживут в условиях зимы)  или  агрессивных собак  оставляют в приютах.  Нижегородцы  решают эту проблему, а у нас собак отстреливают и на их место приходят другие: с области, с другого региона. Собаки появляются там, где есть какая-то кормобаза, они заполняют свою нишу в экосистеме.

Помощь приюту

Важна любая помощь, мы всегда говорим: «Не можете что-то купить, приезжайте и погуляйте с собаками». Собаки существа социальные, они нуждаются в общении, прогулка с людьми для них – это всегда радостное, долгожданное  событие. На 170 собак в приюте всего два сотрудника, они просто физически не в состоянии всех выгулять. Когда чистят вольеры, выпускают постояльцев приюта в общий периметр, огражденный забором на недолгую прогулку. Хотя приют находится за Волгой, там места гуляй – не хочу и дубовая роща рядом. Еще у мы проводим «Дни волонтера», в рамках которых, приглашаем всех желающих прогуляться с собачками.

Но некоторые люди, даже среди моих знакомых, говорят, что не хотят приезжать в приют, потому что им будет жалко животных. А ведь в приюте у нас позитивная обстановка. Для собак, которые с улицы там вообще курорт: у них есть дом, еда, они обработаны от всех паразитов. Страдают бывшие домашние животные. Люди сдают животных по совершенно банальным причинам: рождение ребенка, переезд, у кого-то из членов семье обнаружилась аллергия. Причин для предательства четвероногого друга много. Был такой случай: парень познакомился с девушкой, начал с ней жить, а она оказалась собаконенавистницей. Поставила ему условие: либо она – либо собака. Парень приехал и с плачем сдал собаку, а та по-прежнему сидит и страдает, ведь она не понимает за что ее оставили.

Возвращают много. Часто. Породистых еще более-менее можно пристроить, сложно стареньких собак. А избавляются именно от породистых стареньких, у которых уже недержание мочи или просто в силу возраста они начинают «хрюкать», или заболевают. У нас они доживают свои годы и умирают буквально на глазах — это психологически тяжело. За 6 лет работы с животными выработался некий иммунитет, но, конечно, все равно есть любимчики, в спасении которых участвовала непосредственно сама и за них всегда болит сердце.

Обитатели приюта

В Приюте живет лисичка по имени Саманта Фокс. Она попала к нам из контактного зоопарка в крайне истощенном состоянии. Я противник содержания диких животных в неволе, поэтому была намерена выпустить ее в лес. Но ветеринар убедил нас, что животное, рожденное в неволе в привычной среде не выживет, инстинкты не включатся. Мы оборудовали для Саманты удобный вольер, она освоилась, поправилась, отрастила к зиме шикарную шубку, обзавелась друзьями. Еще у нас есть собака по кличке Альфа. Несколько лет назад позвонила девушка с г. Волжского, с о. Зеленый и говорит, что на одной даче год или полтора назад умер хозяин, а собака живет на территории и никуда оттуда не уходит. Дачи зачастую пустуют, кормить собаку некому, конечно, соседи бывало что подкидывали, но этого недостаточно. Когда мы приехали забирать Альфу она была очень худая и абсолютно лысая. Изначально мы подозревали у нее демодекоз — подкожный клещ. Обследование показало, что есть дистрофия волосяных луковиц, а в остальном она абсолютно здорова. В результате чего она облысела неизвестно, возможно, в следствие стресса. Она очень преданная собака — собака одного хозяина. В приюте стало видно, что она раньше не людей особо не знала, не собак. Только через какое-то время Альфа научилась играть. На это, наверное, еще внешний вид ее сказывается, потому что внешне – это большая собака, совсем лысая и с глазами не темно-карими (как у большинства собак), а светло-желтыми. В приюте собаке все-таки тяжело: зимой приходится ходить в двух-трех комбинезонах, а летом как-то спасаться от мошек — она уязвима. К зиме мы хотели построить для нее домик, начали объявлять сбор – у нас сейчас с этим сложно — хватило только на стены и крышу; осталось пол залить. Пытались это сделать силами волонтеров, но не вышло.

Неразвитая в России правовая база обращения с животными

В России нет закона «Об ответственном отношении с животными», выходит, что животные вообще не защищены. Почему у нас существуют догхантеры и живодеры? Во всем виноват человеческий фактор. Даже, если мы тысячу приютов построим, все равно ситуация не изменится, пока люди не научатся быть ответственными. К нам приносят щенков и видно, что они, скорее всего, от домашних сук. От домашней собаки подкидывают нам. Да вы возьмите и стерилизуйте животное или нам отдайте и мы бесплатно стерилизуем. Лучше один раз стерилизовать, чем потом о десяти щенках от одной суки заботится. У нас этот закон «Об ответственном отношении с животными» принимается 17 лет. Я не понимаю почему так трудно принять закон, следуя которому человек, заводящий домашнее животное, обязан его чипировать. Чип — это паспорт, по которому можно отследить хозяина, которые от безразличия бросил животное и наказать, как это делается в Европе. Кстати говоря, в Германии нет бездомных собак, там пустые приюты. Немецкие приюты иногда берут собак из Польши и Чехии да и то стоят в очереди. В Европе вообще строго обстоят дела с размножением животных. У меня есть знакомая, которая живет в ЕС, она рассказывала: у ее соседки есть кошка, свою питомицу она не успела стерилизовать. Кошка куда-то вышла и повязалась – кошки в принципе рано созревают — в результате родились котята за что соседку оштрафовали на 800 евро. В Европе, чтобы заниматься разведением нужно покупать лицензию.

Это легкие деньги, продал щенков — получил прибыль. А Волгоград еще и кинологический город: у нас очень много клубов по разведению собак самых различных пород. И цены на породных собак в Волгоградских  клубах в два-три  раза дешевле, чем в Столице.  Выходит, можно наплодить собак, а потом продавать их в Москву, сразу весь помет, без заморочек. Но случается и так, что даже из таких клубов собаки в результате выбраковки оказываются на улице. Метисы от породистых собак тоже часто оказываются на улице. И вообще 20-30 лет назад иметь породистую собаку было редкостью, тогда к себе домой брали даже дворняг, теперь мало кто так поступает, ведь можно взять породистую за копейки.

Доход от приюта

Московские приюты, например, имеют свои ветеринарные клиники, а у нас хоть и есть ветеринарный кабинет, но он только для наших животных. На коммерческой основе мы не стерилизуем. Правда есть несколько платных вольеров для передержки. Вот эти вольеры, пожалуй, единственный доход. И то, иногда так случается, что люди оставляют животных на время, а потом благополучно о них забывают – нам приходится содержать их до конца. Еще к нам временами обращаются хендмейщики, они предлагают продавать свои товары и какую-то сумму отчислять в приют. Есть, к примеру, интернет-магазин «Лисья лавка», который специализируется на изделиях из дерева.  Со мной связались из «Лисьей лавки» и говорят, что готовы делать брошки в виде лис, а часть дохода от них отчислять нам в приют. Мы согласились, но нужно понимать, что всю жизнь содержать таким вот образом нашего лисенка не будут. В целом мы рассчитываем на помощь неравнодушных граждан. Как правило мы не объявляем сборы, а просто просим привезти корм, лекарства или сделать что-то для приюта. Нам однажды предложили проект — разработать приложение для телефонов, что-то вроде тамагочи. У каждого в приложении есть своя комната с собакой, он может наблюдать что с ней происходит в реальном времени, может оплатить собаке дополнительно какую-нибудь игрушку, лакомство или прогулку. Я готова была выделить образцово-показательные вольеры, хотя у ребят в проект были заложены и вольеры в том числе. Мы думали нужно в эти вольеры поселить собак, которых точно не возьмут. Здоровых могут взять и тогда виртуальный владелец будет шокирован, а вот инвалидов за всю историю приюта брали всего пару раз. Но проект так и не состоялся.

Приюты в Волгограде

Помимо  нашего приюта, в городе действуют многочисленные волонтерские организации, мини-приюты и частные передержки. Все мы боремся с такой серьезной социальной проблемой, как  бездомные животные. Но пока в этой борьбе мы проигрываем, поскольку пытаемся ликвидировать следствие, а не причину! Причина же появления бездомных животных на улице – это безответственность и жестокость людей по отношению к братьям нашим меньшим!


Текст: Александр Ермишкин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

207 просмотров

Добавить комментарий