Как творческому человеку выжить в депрессивном городе? Севда Байрахтар, которая еще работает в Икре

Пытаемся понять, как можно стоять за созданием практически каждого арт-проекта Волгограда последних лет, на примере Севды Байрахтар, которая на момент интервью еще работала в Икре и участвовала в организации PIPL FEST и музыкального фестиваля Мир в Волжском. 

– Скажи, как творческому и достаточно креативному человеку выжить в одном из самых депрессивных городов-миллионников страны? 

– Ха, так ведь необходимо нести всю эту энергию в себе. Мы только недавно разговаривали с друзьями о том, что как ты ни крути, а все равно даже те люди, которые уезжают жить в другие страны, они все равно за творческим потенциалом, за творческой энергией возвращаются к людям из Волгограда. И такой мы сделали свой внутренний вывод, что, возможно, это потому, что из-за того, что город настолько депрессивный, мы прикладываем столько усилий, чтобы из этого вырываться, что у нас уже иммунитет какой-то образовывается. И мы сильны в плане желания делать что-то клеевое. Это не просто нам на блюдечке дается, мы вырываем возможность что-то крутое у этого города. 

– А уехать вообще не хотела когда-либо? 

– Хотела, всю жизнь хотела. Но у меня по семейным вопросам не так все это просто, и за счет этого я еще не уехала. 

– А чисто в профессиональном плане лучше уехать или остаться здесь, на твой взгляд? Тютьков наоборот говорит, нужно оставаться здесь. Наверное его можно понять, он здесь король предпринимателей. 

– Ну да, я уже со временем… Я на самом деле уже нашла здесь свою платформу. Свою, скажем, территорию, где у меня есть выплеск, которого мне всегда не хватало. И мне стало комфортно, то есть, я здесь в принципе комфортно существую, потому что я даже не успеваю понять в каком городе нахожусь. Я очень люблю этот процесс, в котором у меня проекты идут один за другим, и параллельно проекты в проектах, и реально, я город вижу только утром, когда куда-то еду или вечером возвращаюсь. Получается такое минимальное дозирование Волгоградом, благодаря которому я наоборот начинаю любить город. Отсюда и вышел наш с Дианой Кацко проект «Volgograders». Вот это моя попытка полюбить этот город. 

– Это разукрашенные улицы города? 

-Да, я гуляю по улочкам и нахожу такие места, которые ужасно недооцененные у нас. Основные достопримечательности, которые связаны с чем-то грустным. А вот такие улочки, где остались какие-то старые обшарпанные дома, возможно, в них тяжело жить, но они очень заряжают, они очень вдохновляют. И я иду фотографирую, потом я им добавляю еще какое-то сумасшествие и только, наверное, в этот момент я чувствую, что нахожусь в Волгограде. 

– Как это можно воплотить в жизнь? Веришь в то, что НЭТ или Дворец Профсоюзов могут быть так отреставрированы? 

– Верю, конечно. Для этого всего-лишь нужно разрешение властей. А на самом деле я настолько кайфую, что иногда смотрю на картинки и мне кажется, что это уже есть в городе. Когда я их делаю, сижу часами, то я уже прогружаюсь, и мне уже внутренне хорошо.

Но мне кажется, что это на самом деле возможно. И я даже думаю, что это через какое-то время и реализуется. Проблема в том, что мы сами не делаем ничего такого. После того, как мы начали делать этот проект, мне показалось, что это все так легко, и ничего невозможного в этом нет. Плюс был большой отклик жителей, даже от тех, у кого есть возможность разрешить. Все чувствуют желание идти по городу и заряжаться от него, даже не только у творческих людей, но и у любого другого жителя Волгограда. У всех постепенно складывается этот внутренний комок, который хочется вырвать. 

Поэтому велика вероятность, что вскоре это материализуется. Мы как раз организовываем сейчас мероприятие, у нас там целая команда. И мы там огромную стену ангара разрисовали. И первая мысль, которая нас тогда посетила в процессе, что это именно Volgograders выходит из телефона в город, хотя и в Волжский (речь идет о фестивале электронной музыки «Мир» 12-13 августа – прим.ред).

– Что, на твой взгляд, мешает Волгограду стать привлекательным городом для жизни? 

– Что мешает? Уровень жизни. 

– в Волгограде есть мода, и что это вообще такое для Волгограда – мода? 

– В Волгограде все больше появляется людей со вкусом. Я даже сравниваю со своими подростковыми и университетскими годами – это было на зачаточном уровне. Когда я училась в универе, помню, что у нас была такая отслойка гламурных дамочек, что для меня не есть мода. Но слава Богу, это уходит на второй план. Потом, естественно, сыграло большую роль хипстерское течение, благодаря которому люди стали проще относиться к одежде. И это круто. 

Но вообще, я не настолько, скажем, близка к теме моды, чтобы сильно на нее рассуждать. 

– Но не каждый же может стать моделью ЛУКа. 

– Это просто случайность. Я даже не припомню, как это получилось. Ну, наверное, у меня внешность такая неординарная для Волгограда. И знакомые ребята предложили, на что я ответила «Да с удовольствием». И затем пошел поток этих фотографий. Но я ни на что не претендую. 

– Кому в городе нужны арт-проекты? Например, Атмосфера или Пиплфест. 

– Атмосфера не настолько арт-проект, да и я им уже не занимаюсь. Поэтому я бы остановилась на Пиплфесте. Это же и вдохновение, это и заряд, причем заряд и от окружающих тебя людей и их инсталляций. Даже те люди, которым кажется «я далек от этого», я этого не понимаю», это позволяет прийти и посмотреть на одну и ту же вещь с другой стороны. Даже, когда смеются над современным искусством «Да это просто кто-то кровью чихнул», но ведь это же все равно заряд! Вот ты смотришь – комната пустая или комната с чем-то заряженным, и чувствуется, что человек туда вложил эмоцию.

Для меня искусство – это эмоция, энергия. Я даже когда создаю, то у меня бывают такие моменты, что я перевариваю, с идеей пересплю, а затем её рождаю. Меня это вставляет, и чихнул на холст и вот она картина. 

– Как ты вообще попала в Икру? 

– Я увидела пост в инстаграме, что вакансия открыта. Все, что с приставкой арт, а там была вакансия арт-менеджера, – это я лечу, я во главе. Просто откликнулась на вакансию, пришла и прошла два собеседования. Я знала, что это мое место, даже выбор не стоял, чтобы оно не было моим. И все прошло очень плавно и естественно. Я прошла собеседование, и это не блат и не постель. 

Я потом по откликам, по обратной связи от людей слышала: «Сев, ну ты как будто на этом месте родилась». То есть, та девочка, которая ушла, она мне сама говорила о том, что «Я как будто там не работала, как будто ты там все время и была». 

– В чем твоя главная обязанность в Икре? Что ты там вообще делаешь?

– Создавать здесь атмосферу.

– Ну это прям такое…

– Банальщина? 

– Да. 

– Ой, у меня прям голова закружилась. Это что-то вроде объединения людей, создание атмосферы, что-то придумывать. Это ты приходишь, и необходимо поставить всю работу пространства так, чтобы люди себя чувствовали, как дома, но при этом у тебя в креативном доме. Не зря мы арендаторов называем «жителями Икры». 

– А почему мне стоило бы становиться жителем Икры, будь у меня свое небольшое дело? 

– А потому что здесь атмосфера, над которой я и стараюсь. Вдохновляющая атмосфера. Я когда попадаю в Икру, то почему забываю даже, что нахожусь в Волгограде, потому что здесь та самая атмосфера, в которой хочется создавать и творить, и жить. 

– Ты проводила свою выставку картин. Как монетизировать свое творчество? 

-Не тому ты человеку вопрос этот задаешь. Ну вообще, надо просто делать. Вот я не знаю, я не буду отвечать на вопрос как, я расскажу, как у меня. 

-То есть, не хочешь делиться секретами? «Я буду сама монетизировать, но вам не расскажу»?

-Нет. Я про себя, про свой опыт. Я не могу говорить об универсальном способе монетизации? У каждого свой. Честно признаюсь, я не люблю эти громогласные «Я соберу сейчас народ и расскажу вам, как жить или как строить бизнес». Это не мое, я могу просто рассказать, что я делала. 

Я просто чувствовала, что мне нужен выплеск, что мне нужно это. И я делала, делала, делала. И я даже, наверное, не всегда об этом думала целенаправленно. Просто так получилось, что у меня были подобные моменты. А уже потом образовалось какое-то понимание, что после всей этой упорной работы, рано или поздно, но эта деятельность выстрелит. 

– Но что конкретно ты делала?

– Я подключалась к волгоградским проходящим фестам. Я пыталась подключиться ко всему, что интересного для меня организовывалось в Волгограде. Это не было монетизировано по началу. То есть, это просто был мой энтузиазм. Я хотела и картины и всё. Всё, что я начинала, я делала просто потому, что у меня была дикая жажда это делать. 

– Сейчас прайс твоих работ. Сколько? 

– Всегда все по-разному. В принципе, с последнего Пиплфеста ничего не изменилось. 10 тысяч за одну картину. 

– Где тебя можно встретить в Волгограде? В каких местах любишь отдыхать? 

– Я практически не хожу в бары, кафе, и другие развлекательные какие-то моменты. Я хожу туда, где я могу чем-то зарядиться от этого, потому что если я иду просто посидеть поесть, у меня начинается раздражение. Либо я, если погода у нас позволяет, нет мошкары и не холодно, не жарко, то я иду в какое-то более уединенное место. То есть, я живу… нет, не скажу, где я живу, а то еще в гости придете. Но к Волге надо спуститься в любом случае. 


Влад Якунин, Карина Заборовская

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

One Comments

  • Max

    25.02.2018

    Как пахнет сладко галоперидолом от этих фотографий.

    Reply

Добавить комментарий