Манифест «Обычных»: эксклюзив с группой ШАРЫ

Этим летом ШАРЫ отправились в «Безупречный тур» по стране. 21 город, сотни поклонников и бесчисленное количество эмоций, которые зашкаливали на протяжении всего времени.
2 сентября ребята завершили тур в Челябинске. Мы встретились с ними 29 августа в Арт-баре «Белая лошадь» и узнали, как вкус шаурмы отражает гостеприимство жителей города, чем настоящий тур музыкального бэнда отличается от киношного, а также есть ли скрытый смысл в их песнях.

– С чего всё началось?

Вася Звездкин: Мы собрались в далёком Барнауле в 2014 году. Сначала я встретил Саню в моей школе. Выцепил его, когда он пел песню на Последнем звонке. У меня старая тактика находить людей – я ищу хорошую группу и ворую их участников.
Саня выцепил Никона, а потом нашли Антоху, потому что он был фотограф. Взяли его за шикарную причёску и бороду. С тех пор мы твёрдо двигались вперёд.

– Весело кататься в туре?

Вася: Тяжело. Всё, что показывают в клипах про туры – ложь. Там музыканты весёлые – такие типа смотрят в камеру, смеются, поднимают бокалы. Они просыпаются в красивых белых простынях.
На самом деле находиться в туре – это спать в машине, есть невкусную еду, слушать несмешные шутки.

Саша Беличенко: Мыться раз в три дня.

Максим Никонов: И болеть.

Вася: И с*аться [ругаться – прим. ред.] всё время. Со всеми. С прохожими, с незнакомцами, друг с другом, с родителями, с кем угодно.

Максим: Потому что даже с космонавтами поступают гуманнее: их меняют хотя бы раз в две недели, а эти рожи наблюдать на протяжении месяца уже сил нет.

Вася: Да рожи-то ладно, большую часть рож я терпеть могу, а вот то, что эти рожи говорят – уже с трудом.

– Фишка ваших песен в душе или это тонкий коммерческий ход?

Вася: Если бы я хотел зарабатывать этим большие деньги, мы бы сейчас говорили не с вами, а, наверное, с каким-нибудь Иваном Ургантом. Потому что, видит бог, если бы я хотел писать попсовые песни, я бы их писал.
Естественно, многие люди скажут, что я и сейчас этим занимаюсь, и они будут правы.

Максим: Там вдалеке горит закат.

Вася: Но мы просто пишем песни. Это совершенно случайно. Там нет никакого чётко разработанного плана. Максимум, что можно сказать – это немножко постмодернизма.
В 17-м году важно понимать, что всё, что ты можешь сделать – это хорошо скомпилировать уже существующее. Оригинально получится, только если ты правильно используешь ингредиенты.
Ты не алхимик, чтобы создать что-нибудь новое. Как с кулинарией: тебе дадут несколько овощей и яйцо – можно приготовить яичницу с овощами, а можно рагу с яйцом какое-нибудь…

Максим: Х*ровый [неудачный] пример.

Вася: Ну, я не знаю, ничего умнее не придумал, сорян.

– В ваших песнях звучит тема самоощущения молодых людей в сегодняшнем обществе в России. Есть какой-то подтекст?

Вася: Есть. Я как человек, который ещё не получал на орехи, могу заявить, что да, он есть. К сожалению, не многие это понимают. Возможно, к счастью. Некоторые воспринимают наши песни исключительно однобоко: звучит весело, звучит грустно.
Но люди, которые понимают, – они молодцы.

– Лирический герой из альбома «Обычный». Он кто?

Вася: Это парень из бедного вонючего города, которому ничего хорошего, на самом деле, не светит, потому что у него нет ни одного знакомого, который бы его поддержал. Это самый обычный человек из любого города России.
Я думал, что в Москве и в Питере таких нет, но после того, как я увидел, что в Москве и, собственно, в Питере на нас пришло практически рекордное количество человек, я понял, что это не только провинциальная тема.

Максим: Я же говорил, что все проблемы везде одинаковые.

– Вы на свои собственные деньги организовали тур?

Саша: Это немного не так работает. Мы зарабатываем на одном концерте, и на эти деньги едем в следующий город.

Максим: Ну, по сути, на свои.

Вася: Имеется в виду, что нет стороннего капитала. Если бы нас спонсировали.

Саша: Мне даже мама денег не дала на покушать.

Вася: Мне дала 500 рублей. Потратил их в первом же городе.

Максим: Мне никто ничего не давал.

Антон Увин: Мне выдали отпускных три с половиной тысячи рублей.

Вася: Дяденька, ты нормально живёшь!

Максим: И на какой день ты их потратил?

Антон: В конце Екатеринбурга.

Максим: Да вообще нормально.

– Как ваши близкие отнеслись к тому, что вы махнули в тур?

Вася: Все мои друзья находятся в этой комнате, потому что больше некому к этому относится. Мать сказала: «Ну ты там наркотики не употребляй, а так нормально». Я говорю: «Окей».
Остальные сказали: «Нифига себе, группа из Барнаула поехала по всей стране. Наверное, они заплатили кому-то хорошенько. Или торганули тузом». Так говорят у нас в Барнауле: «Продали туз». Это чисто барнаульская фишка говорить, если кто-то добивается успеха упорным трудом, – он ничего не сделал, просто поймал волну. Повезло ему.

– Слава кружит голову? Или вы чувствуете себя так же, как в начале пути?

Максим: Абсолютно также.

Вася: Ощущение славы нет, но, когда нам подарили в Астрахани арбуз, было приятно, например. Подарки – это очень странная вещь, потому что понимаешь головой, что ты просто парень из Барнаула, а тебе москвичи дарят сумку, полную всяких вкусностей и сладостей, которые ты никогда не доешь. Очень странно.

– Как вам Волгоград?

Вася: Я успел только сходить за шавухой. Меня несколько раз спросили, какой соус сделать, приятно было.
Кстати, по шавермам легко понять, какой город. Например, мы ели в Ярославле, и нам сделали всем невкусно. На концерт пришло мало людей. Мы ели в Москве, на концерт пришло много людей, и шавуха была вкусная.
В Волгограде шавуха была очень вкусная. Не знаю, корреляция продолжится или нет.

– Что в вашем плейлисте?

Максим: System Of A Down, Red Hot Chili Peppers, Bruno Mars, Beyonce, Oxxxymiron, да, это важно!

Вася: То, что я слушаю сейчас, это альтернатива середины 90-х: «Superunknown» Soundgarden, «Dirt» Alice in Chains, «Blood Sugar Sex Magik» Red Hot Chili Peppers и, скажем, «Bleach» Nirvana.

Антон: Я слушаю всё, что мне кажется хоть сколько-нибудь мелодичным. Исторически мне нравится группа Oasis, Brazzaville. Они не похожи друг на друга, но что-то всё равно в них цепляет.
А так, для успокоения души, люблю послушать всякий trash, именно, не thrash metal, а без буквы «h».

Саша: Изначально я слушал панк начала нулевых, в основном. Сейчас в плеере «Badlands» Halsey.

Вася: Парень просто влюбился.

– В описании концерта группы была такая фраза: «завоевали сердца школьниц по всей стране». Фанатки вас преследуют?

Вася: Все, кто приходили на концерт, были очень позитивные люди. Они в большинстве своём тактичные, понимающие, чуткие. Главное – ребята поддерживают нас.
Насчет «завоевали сердца школьниц»: я встречал только одну в своей жизни, которая угрожала убить воздушный шарик, если на ней не женюсь. Помнишь тот видос?

Антон: По-моему, она уже не школьница.

Вася: Ну, плевать.

Саша: Бывает, знаешь, иду я по Барнаулу, захожу в какой-нибудь район отдалённый. Потом мне во Вконтакте приходит сообщение: «Я тебя сегодня видела на моей улице».

Антон: Мне как-то прислали фотографию тебя с Алисой, подписав: «Смотри с кем я еду в автобусе».

Вася: Меня не узнают на улице, потому что я ношу капюшон и выхожу исключительно редко или ночью.

Максим: А меня просто никто не узнает, мне хорошо.

Антон: И мне тоже.

Саша: Однажды мне прислали фотографию с пары физкультуры в моём универе.

– Это довольно крипово.

Саша: Да, это странно. Иногда на концертах некоторые фанатки лезут целоваться и лизаться – это неприятно.

Вася: Никогда такого не встречал. Мы точно в одной группе играем?

Максим: Даже я такое встречал.

Саша: Одна меня лизнула в шею. Еще несколько, не спрашивая, когда мы фоткаемся, пытаются поцеловать меня в щеку, ближе ко рту.

Антон: Я тоже не сталкивался, к счастью. Наверное, потому что я бородатый.

Вася: А я не бородатый! У меня есть пара вопросов: почему у меня такого нет?
Даже Максим сталкивался!

Максим: Вась, ну давай объективно, я красивее, чем ты.

Вася: Да пошли вы все.

– Вы сняли клип в июле. Дорого обошлась идея?

Вася: После выхода первого альбома мы поехали в тур по близлежащим городам и нашли Виктора Терентьева, который оказался по совместительству звукорежиссёром, обладателем аппаратуры, машины. За 4 дня мы подружились, и так получилось, что он дал нам зверского пинка под зад, возможность записывать песни прямо на студии – настоящей, а не дома, – снимать клипы, полностью творчески реализовать себя.
Мы написали песню «Завтра понедельник». Он сказал, что в 2017 году выкладывать песню без клипа – это самоубийство.
Снимали мы месяц в разных локациях. 4000 рублей потратили на этот клип – довольно дёшево.

– А что насчет мерча? В чем фишка принта?

Вася: Скользкий вопрос. Надеюсь, ты не смотрела тот же фильм, что и я. Ладно, раз уж эксклюзив, расскажу.
Я человек, который с точки зрения культурологии рассматривает вопрос порнографии, и, просматривая очередную скучную банальщину от Brazzers, наткнулся на уморительный фильм про одну учительницу и четырех её 25-летних школьников-студентов. На доске было нарисовано что-то похожее на наш логотип, крестики-нолики. Четыре крестика и один нолик посередине. В контексте видео это было уморительно, я украл фишку, переделал немного, и у нас стало это грустнее. Но, как и всё, что связано с творчеством ШАРОВ, – это чистой воды постмодернизм.

– «Всё началось с шутки». Кто пошутил?

Вася: Мы шли с Саней мимо магазина. Там было написано: «Гелевые шары и цветы оптом».

Саша: И мы такие, знаешь, какое было бы самое тупое название для группы?

Вася: Мы хотели назваться как-то по-болгарски или по-венгерски сначала. Помнишь, через Google Переводчик смотрели? Там на любом языке это звучало одинаково, и мы решили: да, к черту, назовемся на русском.

Максим: Я бы не стал играть в группе, которая называлась бы как-нибудь «вармаргулис».

Вася: А в ШАРАХ тебе кайфово играть?

Максим: В ШАРАХ – кайфово!


Анастасия Бабакова 

Фото взяты из официальной группы

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий