Поэты нашего времени: как создать литературную тусовку в городе и не облажаться

Вы, должно быть, слышали о таком направлении творческой деятельности, как слэм. А если нет — вам будет особо познавательно почитать, что это и с чем его едят. Ну о Lost Poetry Front ведь слышали, верно? Если вдруг и этот движ прошёл мимо вас — отбрасывайте скучные дела и читайте, чтобы не быть невеждой в городе, который претендует на литературную столицу (по словам самих слэмеров).

Мы побеседовали с организатором этих самых поэтических слэмов Леонидом Хляминым и одним из поэтов Денисом Пиджаковым (который, кстати, несколько раз побеждал в этих своеобразных марафонах).

Что такое Lost Poetry Front?

Леонид: Знаешь, мы сами ещё не определились за шесть лет: то ли это объединение, то ли это даже целое направление современной поэзии в частности города Волгограда, люди, которые объединены стихами и которые создают литературу сейчас, в настоящее время.

С чего началось ваше “объединение”? Это спонтанное решение, или были какие-либо предпосылки?

Леонид: Предпосылки были. В нашем городе в последние лет триста (как кто-то выразился) ничего не происходило, и мы с Иваном Безруком ещё до того, как основать Lost Poetry Front, сидели на последнем этаже института и говорили, что нужно сделать что-то такое, куда будут стекаться люди, чтобы каждый мог свободно проявить себя в своих стихах и выступить на публику.

Денис: Тогда ещё курить в заведениях можно было!

В чём для вас смысл Lost Poetry Front? Вам же от этого нет никакой выгоды?

Леонид: Выгоды нет. Изначально мы продвигали поэзию для удовольствия, но потом это стало немного монетизироваться, благодаря Мише Ежу, теперь заведение нам выставляет бюджет, или же мы выставляем заведению счёт за фотографа, за видеосъёмку. Общение людей с публикой — это и есть самый настоящий слэм.

С чего начались слэмы в Волгограде?

Леонид: Слэмы начались с января 2012 года — мы провели первый слэм.

То есть, спустя примерно месяц после основания LPF был первый слэм?

Леонид: Да, LPF был основан 11 декабря 2011 года. Ведь, по сути, что есть слэм? Slam с английского — толкаться. Значит, поэт общается с публикой, публика ему что-то кричит, интерактив такой.

На первом слэме было много людей?

Леонид: Человек 25 максимум.

Где был первый слэм?

Леонид: Он происходил на последнем этаже библиотеки Горького в большом актовом зале.

То есть, слэм сильно ушёл от того, что было в первый раз?

Леонид: Конечно. Тогда нас никто не знал, и мы не могли проводить слэмы в заведениях.

Кто ещё основал Lost Poetry Front?

Леонид: Иван Камон, я, Янка Фартовая, Миша Ёж и Тимур Забиров.

А ты? (к Денису)

Денис: Я вообще просто здесь сижу [улыбается]. Я никакого не имею отношения к основанию, мы просто с Лёней вместе пьём, и вот так оказалось, что я тоже что-то пишу.

А кого ты можешь включить в костяк вашего состава?

Леонид: Я, Михаил Ёж, Тимур Забиров, Янка Фартовая и недавно к нам примкнувший Марк Лешкевич.

Как вы относитесь к тому, что рэп называют современной поэзией?

Леонид: Я негативно отношусь. Никакой поэзии в рэпе нет.

Денис: Я считаю, что поэзия — это широкое понятие, в которое включается и рэп, и рок. Я думаю, поэзия всё-таки впереди стоит, чем музыка.

Леонид: В глобальном смысле, конечно, всё, что делает человек, когда берётся за слова и рифмы — это уже стихи, но сейчас не всё можно называть стихами и не всё к ним относить. Только то, что актуально, только то, что слушается. Поэт не тот, кто пишет, поэт тот, кого слушают.

Что для вас поэзия?

Леонид: Сегодняшний день, сегодняшние проблемы, причём мелкие людские проблемы, ни в коем случае не глобальные, хотя и они в некоторых случаях могут вылезать. Поэзия, ритм, слог, место, действие и конкретно взятый человек — это для меня поэзия сегодня.

Денис: Форма мысленная, форма эмоций. Знаешь, как в детстве: кого любишь больше — маму или папу, если бы спрашивали: поэзия или музыка, пиво или водка, то я ничего бы не смог ответить [смеётся].

Как вы начали писать?

Леонид: Мне давно понравилась такая тема, как поэзия, а по-настоящему это пришло ко мне году в 2009, я с него веду отчёт. Тогда у меня появились мои стихи нормальные, и люди стали говорить: “Вот, дело пишет!”.

Денис: Не помню, как я начал писать. Давно было. Всё из-за тщеславия, на самом деле. Где-то кто-то круто сделал что-либо, я услышал и решил тоже попробовать.

Леонид: У меня не было тщеславия. Это был осознанный путь к тому, к чему я пришёл.

А сейчас есть?

Леонид: Сейчас я не вижу в тщеславии смысла.

Как пришла мысль издавать сборники?

Леонид: Надо было как-то продвигать это дело. Миша Ёж и я решили печатать сборники.

Как вы набрали людей?

Леонид: Написали в Интернете, так и набрали.

Люди печатаются платно, верно?

Леонид: Да, платно. В последнее время мы берём любого, кто хочет печататься и готов заплатить за это. Мне пофигу, кто будет напечатан, главное, чтобы был напечатан я, а кто будет напечатан рядом со мной: плохой писатель стихов или хороший писатель стихов — мне наплевать.

Денис: Главное, чтобы обложка была.

Но ведь какой-нибудь плохой автор будет ассоциироваться с Lost Poetry Front, что вы об этом думаете?

Леонид: Знаешь, мы уже программу максимум выполнили. Когда мы всё это только начинали, мы хотели, чтобы это всё переросло в нечто большее, а дальше разговоров дело не заходило. Но давно уже слэмы собирают полные залы, поэтому сейчас не принципиально — кто будет напечатан, кто не будет. Это не самое важное, что можно сказать.

Дорого ли напечатать сборник?

Леонид: У нас есть сейчас свой издатель, он нам делает немного дешевле, но всё равно нам выходит в 20-30-40 тысяч издать 250 экземпляров сборника сейчас.

Это всё на те деньги, что сдают те, кто хочет печататься?

Леонид: Да, мы себе ничего не забираем. Уходим в ноль, бывает, даже добавляем от себя.

Денис, вопрос к тебе. Ты три раза побеждал на слэмах. Как ощущения?

Денис: Да п**** (наплевать), я пьяный был. Не, ну приятно, конечно. Всегда приятно побеждать. Тут дело не в победе, а в том, как ты сам себя оцениваешь.

Какие критерии для отбора на слэм?

Леонид: Человек должен скинуть три стихотворения в нашу группу вконтакте, и если по мнению нас, пяти человек, стихи не слишком провальные, то мы решаем, что пускай человек читает.

Как вы устраиваете свои поэтические вечера? Вы просто приходите в бар, говорите, мол, хотим читать стихи, и ничего не платите?

Леонид: Нам платят. Но когда все спрашивают про деньги, я говорю: у нас есть наша личная касса, куда мы откладываем определённую сумму на печать сборников и так далее.

У вас вконтакте есть событие — читка стихов 20 января. Что будет?

Леонид: Своеобразный отчёт за последние годы. Мы вдвоём с Денисом выступаем. 20 января, 19:00, вход бесплатный, как всегда.

Денис: Обещали несколько кег пива по 100 рублей [улыбается].


Дария Кудинова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.