«Я обычный человек, который занимается необычным делом» – интервью с художником-каллиграфом Александром Литвиновым

«PIPL FEST» закончился, но люди, о которых нам хотелось бы вам рассказать, еще есть. Александр Литвинов – молодой художник-каллиграф. Александр рассказал Sabotage о современном искусстве, каллиграфии и источниках своего вдохновения.

– Расскажи немного о себе. С чего ты начинал? 

– Я каллиграф, долгое время занимался просто творчеством, искусством. Увлекался графикой, живописью, много чего интересного пробовал, но в конечном итоге я пришел к каллиграфии. Занимаюсь ею буквально полгода, может, чуть больше. Сейчас это уже моя полноценная работа. Сколько есть возможности посвятить себя этому в плане творчества, столько я и использую. С творчеством связан с семи лет и, как вы могли заметить, до сих пор.

Начинал с самых простых вещей. В детстве я рисовал домики, машинки и все, что мне тогда было интересно. Потом я закончил школу, к 18 годам мне стал интересен весь мир. К сожалению, путешествовать возможности не было, и я старался познавать мир с помощью интернета, а потом рисовать его так, как вижу. Я всегда за собой замечал, что смотрю на вещи немного иначе. Например, обычный человек нарисует в акварели дерево стилями, который будет похож на другие стили, а я в свою очередь могу сделать его в синем цвете, хотя синих деревьев и не существует. Мне всегда нравилось что-то необычное, необыкновенное и неординарное.

– Ты сам обучался каллиграфии?

– Да, но вдохновил меня на это молодой питерский каллиграф Покрас Лампас. У нас в Волгограде есть несколько школ, в которых обучают каллиграфии, там работают хорошие специалисты. Но если люди хотят делать то, что делаю я, то в школе не научишься. Сам я иногда провожу мастер-классы, чтобы поделиться своим опытом и научить молодых каллиграфов тому, что знаю и умею я. Иногда я провожу мастер-классы для тату-студий, чтобы мастера могли использовать в своих работах стиль, в котором я пишу. Правда, это бывает очень редко. Честно сказать, сейчас в моих интересах создавать коллекции, выстраивать сотрудничество и тому подобные вещи.

– А почему ты начал заниматься каллиграфией?

– В этом и есть вся самая интересная фишка, ведь каллиграфия – это что-то необычное. Если посмотреть мои работы, то можно понять, что у меня очень непонятный стиль и моя каллиграфия нечитаемая вообще. Я пишу и только я понимаю, что я создал. Никто не знает кроме меня, что я прячу в этих письменах.

– А тебе не кажется, что это делает несколько уже круг твоих зрителей? Не боишься ли ты быть непонятым?

– В целом, то, что написано – не секрет. Если кому-то интересно, то люди могут просто прийти и спросить, что же там сказано? И я им поведаю историю о том, как создавался каждый мой холст. У каждого холста есть определенная история, определенные чувства, эмоции, знания.

– Твои работы сейчас где-то выставляются? Приносит ли тебе это заработок?

– Так, чтобы постоянно, нет. Я участвую во всяких фестах, выставках. Моя самая главная галерея – это интернет. А в плане заработка – не могу назвать его стабильным. Например, в один день можно нарисовать холст, и в течение недели его продать, а потом целый месяц ничего не делать, так как за него достаточно заплатили. А можно рисовать коллекции картин из десяти штук и два месяца их не продавать. Это очень нестабильно, но если стараться, то можно многого добиться. Вообще каллиграфия очень широко используется в массах, правда, это зависит от того, как высоко ты дорос в мастерстве. Если ты на хорошем уровне, то ты можешь предлагать сотрудничество большим компаниям, сниматься в клипах различных музыкантов, участвовать в рекламных акциях и много еще всего. Просто для этого нужно достичь серьёзного уровня. Например, я очень часто замечаю, когда смотрю телевизор, что многие бренды используют леттеринг (прим. ав. Леттеринг – единственные в своем роде несколько букв, изготовленных для одной конкретной ситуации), и я смотрю и думаю, что это крутой леттеринг, и мне кайфово от того, что творчество присутствует в рекламе.

– Расскажи о своих источниках вдохновения. 

– Я вдохновляюсь всем, чем угодно. Это может быть человек, музыка, природа – действительно все, что угодно в буквальном смысле. Предпоследняя моя коллекция была создана на основе вдохновения природой.

– В чем суть направления каллиграфии? И в чем её особенность?

– В классическом искусстве художник может передать то, что он видит или то, что он слышит у себя в голове, но не каждый это сможет понять. Есть множество стилей, которые помогают тебе перенести чувства и мысли на холст, и тем самым поделиться этим с людьми. В какой-то момент я понял, что именно каллиграфия может помочь мне самыми прямыми словами выразить то, что я чувствую. В рисунке очень сложно показать, что ты думаешь, особенно если ты самоучка. Другое дело, если ты каллиграф, тогда у тебя есть уникальный шанс написать свои мысли, которые можно будет прочитать.

– Назови главное качество художника. 

– Главная черта любого художника – это его мысль. Будь ты портретист или каллиграф – разницы тут нет. Отследить мысль художника очень тяжело. Иногда бывают моменты, когда я сам не понимаю то, о чем я пишу. И потом сижу, смотрю на работы и думаю: «Неужели это я написал, неужели это мои мысли?» Мне кажется, что у художника должен быть такой разум, который не поддается описанию современного человека, он должен смотреть иначе на мир.

– У тебя есть проект мечты?

– Проект мечты? Я на самом деле особо не мечтаю, я привык мечты называть целями. У меня есть цель: сделать совместный проект с художником, которого я впервые увидел – это Покрас Лампас. Он нереально крутой питерский художник. И для достижения своей цели я сейчас развиваюсь в каллиграфии, чтобы моя задумка удалась.

– Можешь дать три совета начинающим художникам?

– Знаешь, самую роковую роль в любом начинании играет страх того, что не получится. Это всегда мешает всем творческим людям. Страх того, что тебя не признают, присутствует у всех, даже у меня он был и есть. Раньше я боялся, что меня не признают каллиграфы, у которых я учился и на которых я равнялся. Боялся, если они придут и скажут, что я плохо работаю. Но знал, что придется подавить этот страх и работать дальше, а если я сдамся и брошу все, то это будет не самый лучший вариант. Так что я могу посоветовать: не бояться, пробовать разные стили, и главное – делать, много делать.

– И последний вопрос. Кто ты?

– Каллиграф (смеётся). Я на самом деле обычный человек, и если на меня посмотреть, то я не особо выделяюсь. Есть, конечно, какие-то мелочи, которые выделяют. Например, татуировки или стиль одежды, но в целом я сильно не выделяюсь. Я обычный человек, который занимается необычным делом и думает немного иначе.

От автора

Когда сейчас люди говорят о современном искусстве, то зачастую подразумевают артхаус в его неправильном, грубом понимании и представляют себе что-то непонятное, и главное – ненужное для общества. При этом они часто даже понятия не имеют о самом арт-процессе. Да, современное искусство уже давно перешагнуло грань привычного для обывателей его понимания, и иногда сложно понять, что хотел сказать автор своей картиной, песней или стихотворением. А найти своего зрителя в этом большом потоке работ стало еще сложнее. Но, как и сотни лет назад, художник – это зеркало современного общества, и поэтому они необходимы.


Аким Паршин

Фото Дарьи Вильяновой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

97 просмотров

Добавить комментарий