Browse Category

Арт

О том, как прошел фестиваль электронной музыки

Статья, которую вы сейчас читаете, является смесью разбора нашумевшего не так давно фестиваля электронной музыки «МИР» и знакомства с рейв-культурой как таковой, поэтому она будет субъективна и в меру познавательна.

Это событие пронеслось, словно комета над промышленной зоной города (Волжского, если кто не в курсе). Для тех, кто об этом только слышал или читал, оно, скорее всего, в памяти давно стёрлось, но для тех, кто стал его частью, оно наверняка ещё долго будет висеть в чарте приятных воспоминаний на почётных местах.

Прошло уже достаточное количество времени, чтобы осознать масштаб, понять, в чем ребята особенно отличились, а где можно было ещё постараться. Но разбором мы займёмся немного позже, сейчас же я хочу в целом определиться с тем, что такое рейв, откуда взялся, в чем его смысл, особенности, отличия и прочее по списку.

История

Точка отсчёта – Лондон, Сохо. Богемный квартал с критическим содержанием творческих людей или просто состоятельных бездельников, которые могли позволить себе тусоваться круглые сутки, задал новую моду. Отныне шумные высокоградусные тусовки начали называть рейвами (от англ. rave — бред, бессвязная речь). Затем наступила эра хиппи, рейв-культура ушла на второй план.

Новый виток популярности произошёл в конце 80-х и связан был с появлением музыки эйсид-хаус. Теперь «рейв» перешёл из разряда богемных вечеринок в категорию запрещённых и представлял собой сборище неконтролируемой молодёжи в сочетании с громкой музыкой и запрещёнными веществами.

В 90-х уже не было на земле уголка, куда бы ни проникло это движение. В России оно вылилось в такие исторические тусовки, как „Gagarin Party“ на ВДНХ и „Mobilee“.

С течением времени вседозволенность стала атрибутом прошлого и рейвы постепенно начали менять свое содержание. В итоге, на сегодняшний день рейв – это площадка для общения и релакса, главной составляющей которой является музыка. На этом, пожалуй, краткий экскурс в историю закончим.

Особенности и идеология

Тут пройдёмся коротко. Главная идея рейва – PLUR.

Peace (Мир) – находиться в мире со всеми окружающими людьми.

Love (Любовь) – быть близким со всеми людьми без исключения, проявлять заботу о них.

Unity (Единство) – быть вместе во имя сохранения вселенского мира и любви.

Respect (Уважение) – понимать и принимать многообразие культур.

Этим сочетанием букв пропитана вся атмосфера подобных тусовок. Отсюда и нетривиальный контингент, в простонародье называемый фриками.

Рейв синонимичен эпатажу, поэтому яркие палаткообразные пластиковые вещи здесь в порядке вещей.

Как было на МИРе

Все действо происходило на заброшенном заводе за городом, координаты которого организаторы до последнего дня не открывали, обходясь лишь расплывчатой формулировкой «индустриальная зона города».

На машине добраться было проще простого, на общественном вроде тоже ничего сложного. Приехали. На стоянке было полно мест, да и людей на машинах было не так много. Начало задержали на час, но в этом проблемы не было, людей к тому времени собралось не так много, подождать было где.

Порадовал фейс-контроль и достаточно высокая цена за вход (400/600р) – это отсортировало контингент, «левых и непосвящённых» было по минимуму. А ещё на входе пахло индийскими ароматическими палочками, не знаю, была ли это задумка организаторов или просто гости захватили их с собой для антуража, но было очень даже в тему.

Когда зашли, мы поняли, что наблюдаем не очередной фестиваль музыки, а нечто качественно новое. Чертовски стильно. Привет от Севды на стенах, «Горчица» с напитками невысокого градуса и такой же цены, удобные лавочки и неудобные гамаки из сетки, которая не позволяла долго на них задерживаться, так что полежать и сфотографироваться успели все. Визуализация на фуре, это, блин, гениально.

Оценить предложения «Горчицы» я, к сожалению, не могла, ну кроме разве что арбуза в стаканчиках (удобно кстати). Поглазев по сторонам, мы с Владом устроились на лавочке, мест на которых вначале было предостаточно.

Насмотрелись вдоволь, а дальше ступор, люди ещё только подтягивались, вторая площадка закрыта до 12, танцпол на улице был пуст, оставалось только залипать на фуру.

О площадках. Мероприятие было условно разделено на две зоны: релакс – на улице с относительно спокойной музыкальной линией и хард – внутри завода, где ты непроизвольно начинал дергаться под психоделические треки.

Полночь. Идем внутрь. Огромное пространство, хороший звук, инсталляция, две интерактивные комнаты, в которые выстроилась очередь жаждущих новых фотокарточек инстаграмеров, я в этой очереди тоже постояла, но фотограф из нашего главреда так себе.

Атмосфера, освещение, расположение и прочие составляющие безусловно важны, но наибольшую роль из них играет музыка, ведь в ней и заключается главная фишка рейва. Поэтому наша Анастасия Бабакова решила из первых уст узнать о том, каким был фестиваль у тех, кто являлся ключевым в создании его атмосферы. Естественно, исполнителей было куда больше, но напиши мы о каждом, вам и часа не хватило бы прочесть, лучше потом познакомимся с всеми по отдельности.

Роман Колесников

На фестиваль меня пригласили ребята, с которыми я учился звукорежиссуре несколько лет назад в Московской Школе Кино. Они его и организовали.

В целом я занимаюсь музыкой с детства, то есть уже лет 20. Электронная музыка начала привлекать меня после знакомства с такими проектами, как «Aphex Twin», «Download» и «Nine Inch Nails». Такая музыка имеет неограниченные возможности и огромный инструментарий – синтезаторы, семплеры, бесчисленные техники звукоизвлечения. Всегда можно найти невероятный тембр, ритм или какой-либо звук и применить его в музыкальных целях.

Я  был на подобных мероприятиях и раньше. Самому мне несколько сложно участвовать в организации – успеть бы за музыкальными и техническими моментами. В обозримом будущем я пока не выступаю, но всё может измениться в любую минуту, я лёгок на подъём.

Какие впечатления у меня остались после фестиваля «Мир»? Самые лучшие. Я был в этих местах только пару раз, да и то проездом. Впечатлён устройством фестиваля и рад знакомству с командой организаторов, это приятные и интересные люди. Посетители фестиваля тоже порадовали. Ещё был хороший звездопад.

Плейлист от Романа Колесникова

1) Sculpture – Lingual Junk

2) Download – Attalal

3) Lazyfish – Wo Yow

4) Alexandroid – 000 Bluesky

5) Objekt – Second Witness

6) Download – Walking, Talking

7) 0ID – Calla

IL YA

У меня есть музыкальное образование, пару лет я был участником оркестра. На электронную музыку я смотрю скорее с академической стороны, чем с клубной культуры или ночной жизни.

Электронная музыка нравится мне своей способностью погружать в несуществующие в реальности события, действия, это как саундтрек без фильма. Чувства и эмоции, которые несет в себе этот жанр (то, что я выбираю для себя), отличимые от других музыкальных жанров, в каком-то смысле это свободная музыка, она оказывает влияние на человека.

Увлечение виниловыми пластинками началось с увлечения музыкой; много музыки, которая мне нравится, печатается на виниле. Что-то выходит только на виниле. Это было естественным экспериментом, я просто начал покупать пластинки. Первая пластинка, которая  была в моей коллекции – это Villalobos – Baby EP.

До сих пор не понимаю, как я оказался на фестивале. Это мой первый опыт такого формата. Я благодарен Леше Пузикову за возможность получить новый положительный опыт. Надеюсь, ребятам, которые пришли, тоже понравилось.

Плейлист от IL YA:

1)  Arovane ‎– Atol Scrap

2) Ricardo Villalobos / Max Loderbauer ‎– Re: ECM

3) Bruno Pronsato ‎– US Drag

4) Kaitlyn Aurelia Smith ‎– EARS 

5) DJ Sprinkles ‎– Midtown 120 Blues

Подводя итог, скажу, что это было глобально, мощно, стильно, это было хорошо. Один косяк я выявила спустя некоторое время – на фесте было мало фотографов, поэтому фотоотчёты достаточно скудные, а жаль, было много интересного для объектива. Будем надеяться, что в следующий раз это учтут и что следующий раз в принципе будет.

 


Екатерина Лагаева, Анастасия Бабакова 

Фото взяты из официальной группы фестиваля и соц.сетей

Путь от Photoshop 6.22 до собственной студии. Сергей Шутов о проекте SOTA

Путь от Photoshop 6.22 до собственной студии визуальных коммуникаций SOTA. В интервью с руководителем студии Сергеем Шутовым узнали о философии компании и подходе к созданию рекламы. А также не забыли рассмотреть пазлы, из которых сложилась профессия, приносящая удовольствие.

– Почему  SOTA, есть какой-то тайный смысл, концепция?

– Есть, конечно. На самом деле это тот случай, когда название и, в принципе, визуальный образ не имеют большого значения. Вот посмотри вокруг. Половина современных брендов по сути не имеют какой-то истории в своем визуальном образе. Да, есть компании, которые стараются разработать платформу бренда, философию, разместить ее в какой-то визуальный образ, прочитать скрытые символы. А есть компания NIKE, а что такое NIKE? Один брат другому нарисовал галочку, отдал за это 5  долларов, и так появился бренд. То есть мы большого значения не придавали этому моменту,  хотя, было порядка десяти вариантов различных логотипов и названий. Тем не менее, логика есть.  Современный рынок похож, как ни странно, на большой улей, в котором каждая сота – это компания, занимающая свое определенное место. Пчелы – это те услуги, товары, совокупность потребительских свойств и полезностей, которые компании приносят обществу. Поэтому наша миссия и задача – помогать участнику рынка обустроить свою соту, помочь найти свое место в большом улье. Это первый момент. А второй – пчела всегда была символом трудолюбия, упорства, согласованности, командности. Объединив несколько таких моментов, получается, скорее, философия внутренняя.

– А вы не хотели снять ролик про SOTA, про философию компании?

– Есть такое выражение хорошее «сапожник без сапог». Это про нас. Нет рекламного видео-ролика SOTA. Не было никогда задачи сделать тусовку вокруг себя. Некоторые компании начинают позиционирование на рынке именно с этого момента. Сперва создают тусовку, а потом, сформировав удачную почву, начинают прокачивать свой продукт.  У нас несколько другой подход. Мы никогда не кричим направо и налево, какие мы крутые и как классно делаем. Мы считаем, что заказчик сам всегда определит хорошо это или плохо. План до 2018 года  – это позиционирование себя на рынке. Комфортнее, когда повышение качества продукта и интенсивность позиционирования на рынке идут параллельно.

– Сколько людей сейчас в вашей команде?

– У нас необычный формат работы. Нас двое. Но, если нужно, нас может стать десять. То есть имеется определенный костяк, мозговой центр. Нас было двое, трое, двое, трое. Больше трех человек – никогда. По разным причинам.

– Всегда можно найти узкопрофильных специалистов?

– Как раз проблема в том, что их трудно найти. У нас очень специфичный продукт для города Волгограда, исключительно для города. Очень много талантливых молодых ребят. Но кто-то не находит самореализации и уходит в другие сферы, закапывая в себе таланты, а кто-то решил, что нет, это часть моей жизни и я буду продолжать. Последние сразу едут в Москву, думая, что там решение всех их проблем. Окрыленные, в розовых очках. В Москве действительно невероятные возможности. Но вместе с тем, там огромное количество мусора, мусора в плане предложений, компетенций специалистов. И региональные специалисты, не имея опыта, но располагая огромным количеством амбиций едут туда, находят заказы, выполняют их на крайне низком уровне, а это приводит к диссонансу на рынке услуг в целом, к недоверию со стороны заказчиков. Естественно там и скопление самых мощных, профессиональных, крупных организаций. И это правда. В итоге в Волгограде остается маленький процент людей. На данный момент мы находимся на стадии резкого укрупнения, открыты несколько вакансий, периодически проводим собеседования, и я думаю, к концу 3 квартала нас будет уже пять человек.

– А как вы выбираете людей для своей команды?

– Я бы не сказал, что отбор у нас жесткий, но он очень  своеобразный. Нужно быть на одной волне. И описать это по-другому невозможно. Приходит человек, ты его просишь нарисовать карандашом на листке помидор. Он тебе его рисует и уже все понятно. Тот  человек или нет. Или даешь какие-то материалы, просишь смонтировать ролик. Не важно, хорошо он монтирует или не очень. Сразу чувствуется на одной волне или нет. И как сказал один человек мне, очень классное выражение, кстати, обожаю его: “При выборе сотрудника обращайте внимание на три его качества. Причем очень важен порядок: нравственность, компетенции, то есть профессионализм, и ум. Если первого качества у сотрудника нет, то два остальных вас погубят”. У меня нет большого опыта управления. Вот я пошел, наверное, немного по неправильному пути, а может по правильному, уже нет смысла судить. Как обычно происходит? Люди работают в студиях дизайнерами, потом поднимаются до арт-директора – это человек, следующий после управляющего. Он, в принципе, как бухгалтер, знает больше всех о компании. И получая опыт там, начинает открывать свое дело. У меня не было возможности что-то где-то подсмотреть. А может я вообще бы перегорел. Не знаю. Но вышло так, что приходится интуитивно, на собственных ошибках многие вещи выстраивать.

– Как начинается работа с заказчиком и реализуется проект? С какими словами он приходит?

– Человек приходит со словами, обычно: «Мы смотрели видео-ролик  BOTANIQUA…» (смеется). Не знаю почему так. От BOTANIQUA очень много ребят приходит, очень  много. И вот заказчики говорят: «Нам понравился ролик BOTANIQUA, хотим что-то подобное, для Instagram». «А чем вы занимаетесь?», – я спрашиваю. Мне отвечают: «Мылом». И здесь можно просто взять и снять видео-ролик про мыло. А можно понять, что движет человеком, когда он понимает что ему нужен этот видео-ролик. Почему вообще видео-ролик? И тут нужно копать гораздо глубже: какие у него проблемы? Например, у него слабая покупательская способность. А может малое количество подписчиков. Или у него на рынке был какой-то прецедент, и о нем негативное впечатление сложилось. Нужно четко понимать, для чего пришел человек. И возможно этот ролик ему вообще не нужен. То есть сначала понять проблему, а потом включать маркетинг, анализирование этой ситуации и пытаться придумать, какой инструмент помог бы решить ее. Вот так формируется только вектор.

Например, после беседы становится понятно, что необходим видео-ролик, в котором основной посыл будет такой: да,  мы производим мыло, у нас дороже, чем у всех остальных, но мы делаем его с душой. Это мыло, начиная от состава, заканчивая упаковкой, сделано для эстетики. Мы не просто производим его, мы живем этим мылом. Всего себя вкладываем. Я сейчас это вообще придумал. Вопрос цены, дорого, не дорого, ничего объяснять покупателю не нужно. У заказчика нет такой цели. Тот, кто поймет, тот, кто эстет по своей натуре, он купит это мыло, если до него это донести. По крайней мере, он захочет попробовать, так ли это действительно. А дальше, если мыло хорошее, все будет отлично. Если мыло плохое, никакой ролик не спасет.

– Когда вы отказываете заказчикам?

– Мы не снимаем видео-ролики про крепкий алкоголь, про табак, и с недавнего времени не снимаем ролики на политическую тему. Все. Есть куча других вещей. Есть цветы – прекрасная тема. Есть еда. Таким вещам отдаем предпочтение.

– А что следует после того, как конечная цель заказа намечена?

– Любой продукт состоит из содержания и формы. На первом этапе мы пытаемся понять содержание. То есть, какую информацию нужно донести до зрителя, какие эмоции конечный продукт должен вызывать у него. Все. Форма – это совершенно новый этап. И здесь чаще всего, если задача сложная, обращаемся к человеку, у которого мозг построен совершенно феноменальным образом. И, кстати, при долгом общении, ты понимаешь, что у тебя тоже начинает вырабатывается такое мышление (смеется). Пропитываешься его пониманием. Кстати, работа с BOTANIQUA. Они нам помогают придумать форму интересную, потом мы ее фильтруем с технической точки зрения, где-то упрощаем, где-то усложняем. Добавляем свои моменты.  И презентуем заказчику одну, две три, альтернативных идеи. Это могут быть референсы, ролики, картинки статичные, не важно. Ту идею, которая ему ближе всего, детализируем и запускаем в продакшн. Но есть особенность заказчиков. Не каждый человек в голове может представить, как это будет выглядеть. Но это не проблема заказчиков, это вопрос презентации. Поэтому нужно до него донести эмоции и мысли, содержание. Даже у меня картинка в голове и картинка в готовом ролике очень редко совпадает. Процентов на пятьдесят, если есть, то это супер результат.

– Есть ли какой-то стиль в ваших работах? Например, в роликах про суши и лимонад я вижу только предметы.

Это предметная съемка. И вот все зависит, как раз, от задачи. Например, ролик с роллами и суши, там вообще нет рук. Потому что нужно передать вкус через внешний вид. Нет задачи его ассоциировать с человеком. Если бы был слоган «мы передаем через продукты тепло наших рук», тогда появились бы руки. Как раз все зависит от задачи. Но здесь задача, она очень, очень тонкая должна быть. Не просто «нужен ролик, для того, чтобы они продавались». Это не задача, это цель. Она то и состоит из маленьких задач. Мы с заказчиками представляем, что мы клиенты, впервые увидели этот продукт. О чем мы должны подумать после просмотра видео-ролика? И если кто-то скажет, что я должен захотеть купить – это стереотипы. Я должен захотеть его съесть. Заставить в ролике купить – невозможно, можно заставить его захотеть попробовать, потрогать.

– Можно ли это считать стилем?

– Я думаю – нет. Если и можно считать стилем… Я безумно был влюблен в маркетинг, поэтому и закончил это направление. Это тот случай, когда благодарен образованию. И считаю, что если не сто, то, процентов шестьдесят применяю на практике каждый день. Мне очень нравится не просто делать продукт, а копать его психологию. У меня бывают проблемы с придумыванием идеи, какой-нибудь интересной параллельной связи. Например,  детский голос и инструмент музыкальный совместить. То есть какие-то такие штуки придумать. Вот это мне бывает сложно. Но вот, когда мне помогают найти содержание через форму, очень нравятся психологические связи искать, чтобы человек с каждым новым просмотром мог для себя открывал новые неоднозначности. Я не люблю однозначности. Мне нравятся неоднозначности. Когда слоган неоднозначный, его можно интерпретировать по-разному. И каждый по-своему это сделает. Так что, возможно это можно считать стилем. И плюс к этому я очень люблю натуральные цвета. Сейчас модно делать небо желтым. Наверное, это все Instagram. Сделать картинку желтой – просто. А вот сделать цвета натуральными, чтобы небо было голубым, белый цвет – белым, а черный – черным, это сложно. Очень сложно сделать. И это четко можно отнести к стилю – я люблю натуральный цвет.

– А с чего все начиналось у тебя? Это же самое интересное! Для молодых и инициативных, твоя история. Ты же был когда-то школьником, правда?

– В восьмом классе мне впервые показали клип про какие-то машины. Парень  снял во дворе машины и смонтировал. Мне безумно понравилось, как он это сделал, я узнал, что за программа и начал потихонечку ее изучать. До этого, в пятом классе, помню у нас во дворе стояла игротека и диски на прокат. Все ходили смотрели компьютерные игры, а я смотрел программу PhotoShop 6.22. Это была одна из самых-самых первых программ пакета Adobe. Очень простая, примитивная. И я смотрел на нее и мечтал, что когда-нибудь ее установлю. Года через два родители купили мне компьютер. Первое, что я сделал – поставил программу. Скажу честно, до сих пор я играл в одну единственную игру, и было это одиннадцать лет назад. И сейчас у нас в офисе стоят мощные, производительные компьютеры, но ни на одном из них нет игр. Для нас работа – это игра. Своеобразная. Вот так я установил тогда PhotoShop 6.22 и не вылазил из нее. В то время программы для обучения было сложно достать, невероятно. Я потихонечку стал ковыряться. И доковырялся до третьего курса университета. Уже какие-то вещи у меня получались. Я учился в ВолГУ. Я тогда пытался освоить 3D-моделирование. И так получилось, что для университета это был новый продукт. И я для пробы взял герб университета. Смоделировал, создал видео-ролик. И  его увидел ректор, пригласил на встречу, сказал, что это клево, давай работать дальше. И так потихоньку у меня начали появляться в рамках университета задачи, на которых я оттачивал навыки. Это с одной стороны. А с другой  – еще сильнее понимал – это то, что мне нужно. И в какой-то прекрасный день у меня появился первый коммерческий проект. Я очень трепетно к нему относился. И, наверное, с того момента меня остановить уже было невозможно. Мне было лет 19.

– Могу сказать, что ты счастливый человек! Ты еще в школе начал осваивать то, что тебе интересно!

– Я вообще понимаю, что у меня в жизни как-то так все само по себе складывается (скромничает). Я после школы не поступил в университет. Я пошел учиться в колледж. Получил образование бухгалтера. И не совсем понимал: зачем? Потом пошел  университет, получил бакалавр «Экономика», затем магистратура «Маркетинг». И мне, в принципе, маркетинг нравился. Но когда я ходил на собеседования в компании и видел, что под маркетингом понимают все, что угодно, все, что руководителю заблагорассудится, то он и понимал. Логистика, финансы – это все «маркетинг».  Я думал, почему я не могу заниматься тем, что мне нравится? Выявлять потребительские предпочтения, формировать обороты продаж, вовлекать в процесс покупки, психологию принятия решений и так далее. Такие штуки, которые действительно являются маркетингом. Почему я не могу этим заниматься? Вот это странно. Потом я пошел в аспирантуру  «Экономика и управление народным хозяйством» и там стал писать статьи. Мне нужно было перед большой аудиторией серьезно защищать какие-то тезисы, которых в научном пространстве не было, которые я просто предполагал. Мне, в принципе нравилось, но я думал: что мне дальше с этим делать? А потом когда я все это совместил:  бухгалтерию, финансы, маркетинг, любовь к живописи.  Слава Богу в 10 лет меня отправили в художку и я там часами засиживался. И как-то вот это все аккуратно и гармонично сложилось, и я понял, что ни один жизненный этап даром не прошел. И тогда действительно понял, что я счастливый человек. Причем мне многого не надо. Мне не нужно для Голливуда снимать.  У многих есть мечта: «Хочу снимать для National Geographic». Мне этого не надо.

– Ты реалист?

– Наверное, реалист. Нет, я люблю помечтать, конечно. Но у меня на первом месте планомерность. Но даже, наверное, в какой-то мере это плохо. Мне не хватает наглости. Есть ребята, которые почти ничего не умеют. Находят крупного заказчика. Потом хватаются за голову: «Что делать?». Что-то как-то слепят, сдадут, разругаются с заказчиком. Половину бюджета выплатят, разойдутся. В следующий раз он говорит: «А у меня заказчик был… вон кто.  Давайте я вам тоже сделаю». Тоже все проходит абы как. Ему плевать на этику. Проходит так три, пять заказчиков, и новые, глядя на портфолио, психологически уже подстраиваются под то, что результат будет крутой. И даже, если он не крутой, они считают его таким. И все. Наглость. Есть определенное умение пробиваться. Вот этого мне не хватало всегда. Я это понимаю. Я стараюсь сперва крутое портфолио наработать, а потом искать заказчика. А время идет. И кто-то уже давно это сделал. Такая особенность есть. Зато, нет ни одного заказчика, который скажет, что я его обманул.

– Лучше быть честным перед собой?

– Нет. Это вопрос характера. Этики. Заказчики разные бывают попадаются. Например, есть еще один такой подход. Все его искренне не понимают. А у меня это до сих пор живет и в основе. Если приходит заказчик и он сомневается. Говорит, что ему нужно сделать 12 роликов. Ну я вижу, так настороженно настроен. Я ему говорю: «Давай, мы первый ролик сделаем тебе бесплатно. Если он тебе не понравится, мы дальше не работаем, можешь его размещать где угодно и так далее. Понравится – работаем дальше». Бывает так, что мы делаем, и он пропадает. Но зато, я точно знаю, что человек не теряя ничего, согласился. Особенно, человек, который не может представить результат. А мы его показываем. Если реально сделаем хорошо, то все классно, продолжаем.

– Я правильно поняла, ты не просто руководишь процессом, ты в нем активно участвуешь?

– К, сожалению, я производитель.  Помимо того, что я управленец, я производитель. И это ужасно. Потому что вот сейчас я с этой проблемой столкнулся и схватился за голову. Вышло так, что управленческих задач стало очень много. Документация, встречи с заказчиками, переговоры. Большое количество проблем в хозяйственной деятельности, у меня совсем нет времени на производство. А я очень требователен к качеству.

– Думал уже о том, чтобы разгрузить себя?

– Я сейчас ищу менеджера по работе с заказчиками и клиентами. Здесь уже вопрос идеальной модели. Идеальную модель я вижу так: первый коммуникационный контакт я налаживаю самостоятельно. Это очень важно. Пока я не представляю человека, который контакт налаживал бы сам. Ну не представляю. Первый звонок, первое общение, потом передача контактов менеджеру.

– Доверие какое-то появляется к продукту?

– Наверное. Да. Я знаю, что лучше про продукт рассказать, чем я, никто не сможет, конкретно в нашей студии. Возможно, в других компаниях, это лучше делают менеджеры.  Естественно, учитывая, хоть это и звучит странно, возраст, все равно я думаю о формате перехода к чистому управлению. Рано или поздно мне придется от производства отойти. Не буду же я  в 40 лет с камерой бегать (смеется). Я бы хотел эту студию вообще перевести на самостоятельный формат работы. Если мне позволит это совесть и внутреннее чутье.

– Вот это наверное самое сложное, да?

Если у меня будет четкое понимание, что у руля стоит человек со схожим видением, почему нет? А вообще у меня есть хобби, монетизированное, которого мне хватает за глаза, я бы занимался только этим, честно. Это производство шаблонов на международные стоки.

– А что это такое?

– О, а это очень интересная вещь Ты делаешь видео-ролик с соком, полностью, как ты это видишь. Но у человека появляется возможность на стакан свой логотип вставить, на упаковку, текст свой написать. Этот ролик продается на международном сайте. Люди со всего мира по запросу «сок» видят большое количество шаблонов. Увидели твой, если он клево сделан, у тебя его купят. Если не клево –  не купят. А это самый лучший показатель эффективности.

– А можешь показать?

– Да, сейчас. Я такими штуками очень люблю увлекаться. Для меня это возможность от всех закрыться и сделать только то, что я хочу. Продается? Значит круто сделал. Не продается – сам виноват. Пока мы сидели, продался проект, который я хочу показать (я аплодирую).  Продался в Албанию.

– Поздравляю!

– В принципе, это и интересный финанансовый бонус, но плюс это самореализация, причем такая, которой нет больше нигде.

– Вот это здорово!

– Я прямо с удовольствием перейду на чистое управление, чтобы заниматься этим. Вот такие штуки я люблю делать. К сожалению, в этом деле я не так давно. Хоть и зарегистрирован там 4 года, активен только весь 2016. Потому что там очень серьезный уровень отбора. И если проект не соответствует современным трендам дизайна, его сразу отклоняют.  «К сожалению, ваш проект не подходит». И неделя, месяц твоей работы…

 – А было ощущение, что всетаки не зря сделал, чтото новое для себя открыл? Или нет?

– Обычно  только злость. Но понятно, когда ты что-то хочешь сделать, начинаешь беременеть своей идеей, ты вообще не видишь вокруг ничего, думаешь, что это самое лучше. Это нормально. Я нормально к этому отношусь. Я вдохну и за новое берусь.

– В каждый проект ты вкладываешь душу?

– Да. Все, проекты, они такие.


Евгения Конченко

Стоит ли туда идти? Котокафе «Котейня» в Волгограде

Теперь для любителей кошек в Волгограде появилось самое любимое место для досуга. Многие, наверное, спросят: «Почему именно для любителей кошек?». Ответ прост! Ведь именно для них 22 октября состоялось открытие первого в нашем городе котокафе «Котейня». Да, дорогие читатели, это не просто место с картинками котов и интерьером на эту тематику, а кафе с настоящими кошками и котами. В кафе Вы платите за время, Вас угостят только печеньками и чаем (как и в Антикафе), зато кошки здесь самые настоящие, что и является визитной карточкой этого заведения. И, конечно же, наш журнал «Sabotage» не мог не посетить это необычное кафе, о котором мы с удовольствием Вам и расскажем.

Первое, что сразу бросается в глаза, когда ты еще не зашёл в котокафе – это необычная зеленая дверь, которая, если включить воображение, напоминает портал в сказку «Волшебник изумрудного города». И на самом деле так оно и есть, ведь она открывает дорогу в маленький кошачий городок, где мы являемся лишь гостями или даже туристами, а кошки –  гостеприимными жителями городка под названием «Котейня». Итак, что же именно нас ждет внутри? На входе всех гостей встречает хозяйка кафе Элина Щербатая. Она  зачитывает правила поведения с кошками и выдает номерок, по которому потом оплачивается время, которое Вы там находились. Элина оказалась очень радушной хозяйкой котокафе и с радостью согласилась ответить на все интересующие нас вопросы.

– Элина, как Вам пришла в голову необычная идея открыть котокафе?

– На самом деле, мы ничего не изобрели, практически во всех городах-миллионниках уже есть такие кафе. А в нашем городе его пока не было, существовало лишь большое количество волонтерских организаций или просто добрых ребят, любящих пристраивать животных в добрые руки.

– Как давно Вы решили открыть котокафе? Были ли какие-то сложности в его открытии?

– Идея открытия котокафе появилась у нас буквально в середине сентября. И, в принципе, у нас не было никаких сложностей в открытии – ремонт и все, что Вы здесь увидите, собрано своими силами.

– Где Вы берете кошек и сколько их у Вас на данный момент?

– Кошек мы берем из приюта «Домик», «Верные друзья» и «Мурка». На данный момент у нас девять кошек, но в скором времени после карантина (определенное время после вакцинации) у нас появится еще пять «домочадцев».

– А можно ли людям, которым некому отдать своих домашних животных или которые где-то их нашли, приносить в кафе?

– Нет, мы берем кошек только из приютов и только тех, которые прошли вакцинацию. К тому же мы в основном стараемся помогать взрослым кошкам, так как котят легче пристроить, а вот взрослым нужна забота и ласка даже в большем количестве, так как у многих из них тяжёлые судьбы и нам их очень жалко.

– Элина, а чем, помимо «общения» с  кошками, можно заняться в кафе?

– Сегодня, к примеру, сначала у нас прошло «Научное шоу профессора Котяриума» –  для самых маленьких, далее –  мастер-класс по работе с полимерной глиной для всех возрастов, где мы делали брелочки на Котейную тематику. Потом будет чайная церемония от бара «Белые облака». К тому же у нас ещё организовываются постоянные циклы мероприятий, которые мы можем и умеем проводить, а также творческие мастер-классы по мыловарению, батику, шоу-программы, тренинги  и различные тематические мероприятия: Helloween, аниме и другие.

Большое спасибо Элине за такие подробные ответы, но если у вас, дорогие читатели, остались ещё какие-то вопросы, которые мы не задали, то Вы всегда можете приехать самостоятельно в это замечательное котокафе, которое находится по адресу пр. Ленина 56, ост. ЦПКиО, Европа Сити Молл.


Мария Фролова