Browse Category

Событие

Планы на выходные: 11 – 12 ноября

11 ноября

1. HABA BAR | BAD RUSSIAN
Если ты любитель придти в клуб в кроссах, то в эту субботу тебе заказан путь в Haba bar. За пультом будут широко известные в узких кругах Dj 52 & DJ Irec. Плюс: всем пришедшим в “суперстарах” (если не в курсе что это, гуглим), в баре нальют нахаляву.

Вход: 200₽
Бронь: 8 937 099 99 93

2. VELVET | EUROPA PLUS PARTY

Классика вельвета – Fomin, так что если хотите семейного вечера, то velvet family вас ждёт. Любители Europe Plus приготовьтесь подпевать под любимые треки.

Вход: 300/1000₽
Бронь: 49-97-77

3. МИЛЯ | ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ И ПОЭТИЧЕСКИЙ ВЕЧЕР

МИЛЯ как всегда основательно подготовилась к выходным. Все действо начинается в 22:00. Культурно. Стильно. Зрелищно. Поэтический вечер, на котором вы услышите труды Екатерины Бабич, Андрея Котенко, Эмиля Авдо и Николь Николаевой. Сопровождаться это будет танцами в классическом понимании сего слова. Нарушат культурную идиллию банда BroCan в 23:00 по местному.

Вход: 300/1000₽
Бронь: 35-80-80

4. СОВЕТСКАЯ 17 | MOTIVE SOUND

Пожалуй, самое ожидаемое событие недели, да и чего уж там, всего месяца. Рекламная компания, которую провели организаторы – восторг. Анонс рейв вечеринки с начала месяца мелькал во всех социалках, но ничуть не надоел. Ребятам браво. Мероприятие из разряда “посетить обязательно”. Начало в 22:00, а окончание – как пойдёт.

Вход: 300₽

12 ноября

1. ПОНЕСЛОСЬ | МАСТЕР-КЛАСС “ХОУМ ПАТИ”

В это воскресенье ребята из атмосферного бара “Понеслось” расскажут нам как заделаться Гэтсби местного разлива.
Бармен Ваня раскроет все секреты приготовления топовых коктейлей.

Вход: 990₽
Бронь: 51-71-60


Екатерина Лагаева

Планы на выходные: 3-5 ноября

Слава царю-батюшке Алексею Михайловичу Тишайшему за то, что эти выходные стали на один день длиннее обычных. Целых четыре дня можно не выходить из дома, штудировать Netflix и пить какао с печеньками, но если тебе это не по душе, тогда смотри ниже.

3 ноября (пятница):

МИЛЯ | FUNKY FRIDAY
МИЛЯ конкретно подготовилась к пятнице, так что программа будет плотной, как хороший бургер. Откроют вечер ребята из Ростова-на-Дону, Beverly Band. Уже в 22:00 они сыграют для вас хиты 80-90х годов в мими-нежной обработке. Но уже в 23:00 их сменит гость из Москвы, Anton Foreign, авторские ремиксы которого вы не раз слышали на топовых радиостанциях нашей страны.

Вход: 300/1000
Бронь: 35-80-80

БАР KITCHEN | СТУДИЯ
Плавно перемещаемся в Волжский. Новая для меня локация, о которой я слышу достаточно часто. Вот решила написать, и если получится заглянуть и проверить, что там “на кухне”. В эту пятницу готовят ZOMBY CATS, поэтому должно быть вкусно.

Вход: 300/1000
Бронь: 8(909)385-04-05

4 ноября (суббота):

LOFT restobar | MARSHMALLOW PARTY
Эту субботу LOFT посвящает всем любителям, а если быть точнее любительницам зефирок. Пультом заведует Pasha Dabro (DARI DOBRO). Если и это вас не убедило, то знайте, к зефиру прилагается игристое.

Вход: 300/1000
Бронь: 59-88-59

VELVET | DJ PETROVICH
Вельвет в эти выходные сменил график: в пятницу будет тишина, зато вечер понедельника в нем скоротать сможете. В субботу за пультом будет долгожданный Dj Petrovich.

Вход: 300/1000
Бронь: 49-97-77

5 ноября (воскресенье):

VELVET | DJ NICKSHOWS
А вот в воскресенье всю ночь играть будет уже родной Dj Nickshows. Так что если в воскресный вечер душа затребовать “семейного” отдыха, то вы знаете, где вас ждут.

Вход свободный.

Бар ДРУЗЬЯ | JUGGA JUNGLE
Бар Друзья также не стал исключением и в эти выходные открыл двери и в воскресенье. Но, атеншн, если вам нет 21, есть большая вероятность того, что вход для вас будет закрыт. Удачи.

Вход свободный.


Екатерина Лагаева

Как российские волонтеры открыли клинику в Гватемале: проект Health&Help в Посиделках

Что такое волонтёрство в вашем понимании? Помогать домашним животным? Съездить и поработать на каком-то крупном спортивном мероприятии, где тебя даже могут покормить и одеть?

А что, если я вам скажу, что есть абсолютно авантюрное волонтёрство, во многом не идущее ни в какое сравнение с этими вашими Олимпийскими Играми и футбольными мундиалями? Уехать в другую страну, о которой ты мало что знаешь и даже не представляешь, как там живут люди? Или представляешь, но такого в живую никогда не видел, лишь с экрана своего гаджета? Герои этой публикации – именно такие безумцы (долго думал, ставить ли тут кавычки), о которых вы, возможно, даже слышали, читали где-нибудь на “Лентаче” или видели на каком-то телеканале. В пятницу они приезжали к нам, в Волгоград, рассказать о новом вызове для них, поделиться своими эмоциями и опытом, возможно, даже найти единомышленников, которые бы поддержали финансово или – что, наверное, даже важнее в некоторых моментах – поехали с ними. Бросив всё, также, как они.

Вместе с запросом “Health&Help” Google предлагает поискать и по другим запросам: “больница в Гватемале”, “Виктория Гватемала ЖЖ”, “доктор Вика”, “врач волонтер из Уфы”. И, думаю, вы уже догадываетесь, о ком пойдёт речь. Виктория Валикова – профессиональный врач из Уфы, которая стала идейным вдохновителем и руководителем проекта по строительству клиники для племён майя в Гватемале. Теперь для этой команды есть новый вызов – тоже клиника, но на сей раз в Никарагуа.

Сразу оговорюсь: для данного материала использовалась не только информация, полученная непосредственно во время встречи в антикафе “Посиделки”. Это и их официальный сайт, и иные крупные публикации в СМИ, и личные воспоминания от общения на проекте “Школа гражданского лидерства”, где, собственно, я и познакомился с Викой и Кариной Башаровой. Делается это сознательно, поскольку в рамках небольшой встречи трудно отразить всё, что касается проекта, да я не смог, к сожалению, зафиксировать всё, о чём шла речь на встрече, поскольку помогал вести прямой эфир в Инстаграм.

Поэтому в конце публикации я оставлю все необходимые ссылки, чтобы вы смогли подробнее узнать о “Health&Help”. Также все цитаты Виктории будут поданы, возможно, с небольшими изменениями, однако адептам полной достоверности скажу в ответ на это, что данный текст был предварительно согласован и с Викторией, и с Кариной, дабы ничего не исказить по существу.

Сразу хочется отметить, что сидели мы в узком кругу: помимо самой Виктории, с ней была волонтёр Евгения, с которой ранее я не был знаком, а также я, одна из администраторов “Посиделок”, и ещё две девушки. Вести в прямой эфир в Перископ и Инстаграм начали практически сразу, не особо задерживаясь после “официального старта” в семь вечера. В какой-то момент камеру наводят на меня и просят представиться. Скромно рассказав о себе и упомянув, что с Викторией мы знакомы уже второй год, после “Школы гражданского лидерства”, в ответ она произнесла:

«Он скромничает. На самом деле он мой лучший друг! Здесь, в Волгограде, потому что больше никого я тут в принципе не знаю!»

Волгоград встретил девушек не сказать чтоб очень дружелюбно:

«Нам нужно было добраться с одной остановки на другую. Во-первых, мало того, что при обилии самых разных маршруток, которые могли нас довезти, мы почему-то сели именно в ту, которая не ехала, куда нам надо, из-за чего водитель нас обматерил! Но потом, сев в нужную, я начала вести прямой эфир в Инстаграм, на что водитель разозлился и нахамил, дескать, нельзя в маршрутке разговаривать!»

Но несмотря на это, в весьма домашней атмосфере Вика рассказывала в большинстве своём об опыте Гватемалы, нет-нет да возвращаясь в Никарагуа. В первую очередь спрашивают, какие сложности были и есть, и почему не в России:

«В основном тяжело физически, в первую очередь из-за условий. Мало еды из-за того, что финансы уходят на другие вещи – лекарства и строительные материалы. Другая сложность – это языки. Несмотря на то, что официальный язык в стране испанский, местное население майя говорит каждый на своём… Это даже диалектом не всегда назвать получается. И нередко приходится переводить с испанского на кече (местный язык). Учить же испанскому в маленьких деревнях нередко некому: то учитель куда-то денется, то случится праздник, и занятий не будет. В России же мы помогаем в первую очередь консалтингом, то есть, консультируем по различным проектам, как их начать, как использовать краудфандинг и так далее. Бывали и такие случаи: собрали волонтёры в России нам медикаменты и что-либо ещё – а отправить не получается. По разным причинам: то почта местная не работает (она в Гватемале частная, и работает как захочет), то таможня не выпускает. Что делать со всем добром? Раздаём другим нуждающимся, в детдома, если это вещи, например».

Среди присутствовавших была и практикующий врач. Естественно, пошли вопросы о том, какие болезни чаще всего встречались:

«Наверное, травмы – это то, с чем мы чаще всего встречались, и что сложнее лечить, потому что они запущены. Лечить по стандартам – ну, ты стараешься это соблюдать настолько, насколько это возможно. А иной раз и чисто по инструкции вводишь лекарства. Неважно, на самом деле, какой категории ты врач, если едешь к нам – делаешь ты абсолютно всё, что нужно будет сделать. Аборты, кстати, запрещены в Гватемале, можно и на 8 лет в тюрьму сесть. С контрацепцией местное население практически незнакомо, женщины рожают с 14 лет и до тех пор, пока могут вообще рожать. К 28 годам вполне нормально для них, когда у тебя 6-7 детей, а в среднем же в семье их 8-10. Из-за этого среди женщин меньше тех, кто знает испанский, они как раз говорят в подавляющем большинстве на кече. Мужчины же чаще владеют испанским».

Медицина в Гватемале, как вы понимаете, разительно отличается от того, к чему привыкли мы:

«Нет, конечно же, в Гватемале есть поликлиники и больницы. Но они в подавляющем большинстве находятся в крупных городах, и являются платными. Фактически они созданы для того небольшого процента населения, которое может себе это позволить. Но проблема не только в этом. К майя в Гватемале относятся как к людям второго сорта, из-за чего они в принципе не могут получить никакой нормальной помощи.

Простой пример: нередкой ситуацией было, когда в их больницы приходили те, кому нужен инсулин. Ничего не объясняя этим людям, им просто кололи его и отпускали с миром. Естественно, на какое-то время им становилось легче. Но в итоге они всё равно умирали. И в нашей клинике были моменты, когда остро не хватало инсулина. В Гватемале он дорогой, доставляли и из других стран. Как? Ну, в холодильничке, как получалось. Собрали нужную сумму – и с первым волонтёром отправили. Были и у нас случаи, когда мы помогали инсулинозависимым, но в определённый момент медикамент кончался. Люди приходили каждый день и интересовались, появился ли? Разводишь руками и сам грустно вздыхаешь. В этот момент помочь ты не можешь… Местные сами, кто как может, помогают нам небольшими суммами, кто-то больше, кто-то меньше – лишь бы на помощь другим. Мы же не берём денег с них, но кто-то, если может, оставляет нам небольшие суммы, на тот же инсулин иногда хватает». 

Медициной дело не ограничивается:

«Спустя некоторое время мы смогли и небольшие образовательные программы запустить. Например, благодаря спонсорам нам удалось выделить стипендию для местной девочки, Венди. Ей 17 лет, она нам по-разному помогает. Выступит переводчиком с испанского на кече и обратно. Недавно ей выдали айпад, чтобы вести электронную систему учета пациентов и медикаментов. Рассказывали о контрацепции, зачем она нужна и как ей пользоваться. Про диабет тот же. Ту же контрацепцию раздавали бесплатно, спасибо пожертвованиям и спонсорам. Рассказывали о планировании семьи. Местные, кстати, не очень хотят иметь столько детей».

В какой-то момент через WhatsApp приходит звонок не с российского номера. Отдаём телефон Вике, она тут же переключается на испанский. Разговор длится минуты две, после чего кладёт трубку и говорит:

«С Гватемалы звонили. После встречи надо будет связаться и помочь им с бумагами».

И всё же спустя какое-то время речь зашла о проекте в Никарагуа:

«Клинику в Гватемале на некую постоянную поддержку мы смогли запустить примерно за год. Начинали же вообще с 1,5-килограммового пакета с лекарствами, градусника и тонометра, а потом обзавелись и полноценным зданием, и какой-никакой медицинской техникой. После этого сказали себе “Всё, хватит!”. Решили сделать перерыв. Спустя какое-то время с нами связались и попросили глянуть одну деревню, в Никарагуа. На машине нас довезли не до конца, по пути кончилась дорога, пересели на лошадей. Деревни, кстати, официально не существует! Приходим – дома из полиэтилена, у школы нет стен, лишь столбики да крыша соломенная. Ну, и понеслась…».

Кто или что нужны больше всего:

«Нужны строители, те, кто понимают, как строить здания, и могут это сделать. А так – нужны все, и врачи, и кто сможет преподавать на испанском детишкам. Важно понимать: никто из тех, кто к нам приедет, халявить не будет, им всегда найдётся работа, в том числе не та, на которую они рассчитывали. Может закончиться еда в какой-то момент – не беда, тебе найдётся, чем заняться (улыбается).

Нужны те, кто сможет хорошо медийно освещать нашу жизнь. Финансово же нужна любая помощь. Опыт клиники в Гватемале показал: из России было примерно 1100 спонсоров, то есть с каждого около 1000 рублей. Так что не нужно быть богатым, чтобы чем-то помочь хорошему делу! Немало нам помогали русские эмигранты, кстати. Есть у нас и централизованные пункты приёма каких-либо товаров нам в помощь. В Москве, например, это Женя (улыбаясь, указывает на волонтёра). Через них можно передавать обувь детскую, к примеру. Был случай, когда семилетний мальчик пришёл с родителями, у него за спиной большой для его роста мешок, несёт тяжело. А в нём – игрушки! Решил отдать свои старые игрушки детям в другой стране!». 

Ссылки для ознакомления:

Настоящие хорошие люди есть везде.


Алексей Гаврилов

«Торчки» дурного не посоветуют. Sabotage о пьесе местного художника Мити Зимина

21 октября совместный театральный проект «Театр в Леднике & ЛОФТ 1890» представил пьесу художника-дизайнера Дмитрия Зимина «Торчки».

Сюрреалистичная история о трех чудаковатых мыслителях проходила, в так называемом леднике, используемом в 19 в. как помещение для хранения бочек жигулевского пива. Теперь в леднике стоят декорации спектакля: самодельные леса, какие обычно используют во время ремонта, целлофановые пакеты, письменный стол с печатной машинкой. Ощущаешь себя вовлеченным в творческую атмосферу еще и потому, что мелкие предметы декора броско заполняют пространство. Первым делом в глаза бросается, казалось бы, незначительная деталь – странного вида чучело, похожее на гигантскую блоху, полностью выкованную из железа. По ходу пьесы узнаем, чтоб блоху выковал не Левша (все декорации сделаны вручную) и вообще – это слон (только «тссс», мы вам не говорили). Если присмотреться, можно увидеть портрет Гагарина с иконописным нимбом поверх головы, на котором ярко-красным выведена надпись «СССР».

Но декорации — это только обертка, важнее содержание и подача, а за последнее, как известно, отвечают актеры: сам автор пьесы Митя Зимин; поэт-слэмер Марк Лешкевич и ведущий актер Волгоградского молодежного театра Игорь Мишин — собственно три «торчка».

Да, главные герои действительно «торчки», но единственное что они употребляют во время спектакля — это кефир «Простоквашино». Совершенно обыденный молочный продукт, занимающий место в холодильнике большинства жителей страны, внезапно оказывается предметом вовлечения в другой мир – мир сюрреалистичный, вне привычного быта. Аллюзии на советскую действительность, шутки о русском менталитете, даже, в скором привычная нецензурная лексика – возможно, понятны и приятны будут не всем. А фантасмогория криков, шуток, плача и стонов вовсе может показаться кому-то странной. но именно так Митя Зимин выражает свой стеб над богемой. Ее действия абсурдны, ничем не оправданы, а потому и показывать их нужно в непрерывной динамике, как бы подтверждая, что за действиями порой только действия и ничего более.

Митя Зимин новостному порталу V1.ru рассказывал: «Проблемы только у тех, кто не понимает мастеров. Вся постановка разделена на девять частей, в каждой из которых мы со всех сторон, в том числе и очень пугающих, раскроем тему противостояния денег и творчества».

Но пришел ли читатель к одной мысли с автором? Sabotage поговорил с теми, кто был занят в постановке спектакля, чтобы разобраться о чем пьеса.

Митя Зимин, художник-дизайнер, автор пьесы о постановке

О чем пьеса “Торчки”?

– О тлене Сегодня. Сегодня нет. Есть точка между Вчера и Завтра. Всех интересует только Прошлое и Будущее. Настоящего никто не замечает.

В пьесе есть ненормативная лексика. Для чего нужен мат в театре и конкретно в вашей пьесе?

– Для того же, для чего мат нужен вообще. Мат есть фонетический триггер и неотъемлемая форма общения в субкультуре, а русской особенно. Лично я прекрасно понимаю выпады ханжей и тургеневских барышень, но выкинуть слов из песни, мне так же не представляется возможным. Эта постановка не для детских утренников. А взрослые умные люди поймут что к чему без оханья и аханья.

– В конце постановки мопс, как неизбежное, навис над торчками, в прямом смысле навис и при этом немного болтался из стороны в сторону. Допустимо ли издевательство над животными ради искусства?

– Нет. Издевательства над животными недопустимы. Никогда. В случае с нашей пьесой ни одно животное не пострадало. А мопсы остались счастливы и довольны. Это я утверждаю с полной ответственностью. Мопс по типу характера – Участник. Все, что делает хозяин, ему в радость. С французским бульдогом такое бы не прокатило.

Ирина Миронова, имидж-стилист, блогер о своих ощущениях после спектакля

–  Расскажите, что вы вынесли со спектакля?

ТОРЧИТЕ ЛИ ВЫ ОТ ТЕАТРА ТАК, КАК ТОРЧУ ОТ НЕГО Я? Благодарю, Митя Зимин. Вы разгрузили мой воспалённый мозг, видимо, клин клином вышибается. Моя крыша полетела куда-то в удивительные миры вместе с крышей героев-художников, оттянулась там по полной и вернулась бодрячком на своё родное место.  Полезно всё же при нагрузках и стрессах современного человека принимать иногда на грудь нечто такое с градусом 18+, при этом по-детски добродушное. Эффект Зимина – он как раз в том, чтобы выбить человека на какое-то время из состояния зануды, дать ему подышать свободно, без рамок.

– Торчите от театра, значит, Ледник не единственное место, куда вы ходите?

– Обожаю наш молодёжный театр, хожу на спектакли со столичными звёздами (когда мне нравится актёрский состав). Театр в Леднике только открываю для себя. “Торчки» пока вторая постановка, на которой была. Первая – “Человек из Подольска”. Необычная и весьма глубокая. А Митя Зимин меня, конечно, ошарашил. Я часто высказываюсь, что не люблю НЭТ. В общем-то нелюбители этого театра могут туда же отправить и Зимина. Но это разные вещи совсем. Для меня, во всяком случае. Всё что 18+ в “Торчках” имеет смысл, работает на идею пьесы. Оно является частью личностей героев. А не просто: “Давайте-ка со сцены скажем слово пи-пи-пи… Мы же экспериментаторы… “

– В чем преимущество локального театра с малой сценой?

– Локальный театр с малой сценой, очевидно, ближе к зрителю. Там чувствуешь себя гостем у радушных хозяев, которые стремятся, чтобы ваша встреча запала в душу, запомнилась, а сказанное хотелось осмысливать. Возникает диалог с залом глаза в глаза, где зритель – действующее лицо, без которого спектакль точно не может состояться. Но сейчас, когда я уже ответила Вам, поняла, что нет разницы между “типами” театра. Всё-таки описанное мной зависит от актёров и режиссера, а потому может быть или не быть на любой сцене.

Марк Лешкевич, поэт-слэмер о участии в спектакле «Торчки»

– Можешь дать комментарий к пьесе“Торчки“. Как тебе работалось с Митей Зиминым. Что открылось и в плане смысловом и актерском?

– Что увидел в пьесе? Сексуальную неудовлетворенность, русский космос, искусство и галлюцинации. Галлюцинации, разные: умные и простые. Троллинг богемы увидел и официальной «культурки». Издевательство над обывателем – к тому же, крупным планом.

Как работалось с Митей Зиминым? Охуенно.

Что открылось в актерском плане? Не открылось, но ПОДТВЕРДИЛОСЬ: что нельзя делать в жизни, разрешено делать на сцене – можно приблизительно всё. Например, я всегда хотел выпить гуашь из граненного стакана и облизать дверное стекло в уборной, долго не получалось это сделать и вот наконец-то сделал.

Раз ты играл с Митей, наверняка, согласен с его точкой зрения. Есть ли в пьесе не только критика богемы? Могут ли в одной постановке сочетаться и положительные и отрицательные позиции?

– Положительное в пьесе — высмеивание самого себя, оно же критика. “Торчки” — это не совсем современная пьеса. Она находится чисто в дискурсе постмодерна, который на сегодняшний день уже полностью изжил себя. В пьесе есть и ирония, и воспроизведение “старого” на новый лад, создание СВОЕГО мира, и гиперреальность. Собака в роли МарьИвановны — бюрократки от искусства – все знают как она выглядит: училка русского языка в сельской школе, с таким бесформенным коконом на голове и в нелепом “деловом” костюме, — это же чистейший симулякр! Таким образом, мы не можем здесь разделять мух от котлет. “Торчки” — это пьеса Мити Зимина, нужно смириться и расслабиться, в ней нет ничего злого.

Анна Белякова, руководитель «Театра в Леднике»

– Мои впечатления? Что эта пьеса элитарная. То есть не все в состоянии понять довольно сложный для восприятия текст, несмотря на то что мы пьесу в процессе репетиций стилизовали в комедию, фрагменты были собраны в единую ткань и сами рассказы напоминали клоунские репризы. Эдакие клоуны Бим и Бом: грустный клоун и веселый клоун, быстрый и медленный. Но вся философия,культурные пласты, которые были заложены в пьесе из Митиной головы, конечно, просочились внутрь и усложнили текст. Театр абсурда вообще не каждый зритель способен воспринять, но атмосферу почувствовали практически все зрители. Я бы назвала эту атмосферу – умное веселье: немножко провокативности, немножко снобизма, немножко добра, цинизма и романтизма. В целом это был неплохой коктейль, который одним ударил в голову, другим по голове.

-/-

Мне же было занятно наблюдать как из хаоса рождается гармония и как люди наполняют произведение своей энергией и силой, как сильно всё меняется в процессе репетиций. До конца было не ясно, что в итоге получится, на спектакле было столько импровизации, что я смотрела почти как зритель. Смотрела как артисты сморкаются в деньги, пьют краску и устраивают перепалку не по тексту. Митины рассказы нельзя было не вытащить на свет божий,они очень театральны. Отдельное спасибо надо сказать Игорю Мишину за работу с Митей и Марком по части актерского мастерства и за гениальную идею финала с мопсом.


Текст: Александр Ермишкин

Фото: Анна Степнова, Юлия Кузнецова

 

Стендап, серьёзные монологи и хорошая актёрская игра. Что было на первом остросоциальном спектакле Константина Потапова?

20 октября в креативное пространство Икра снова приехал автор текстов и актёр Константин Потапов. Константин родился в Самаре, но уже шесть лет живёт в Москве и собирает неплохую аудиторию.

На этот раз зрителям был представлен спектакль,”Разговор о другом”, про расслоение сознания одного человека на два персонажа с принципиально разными точками зрения. После перформанса автор смог уделить нам несколько минут и рассказать о том, как к нему пришла известность в Москве, ламповых вечерах и первых попытках заявить о себе в театре.

– Какова была максимальная аудитория, которую ты собирал?

– Лично я собирал 420 человек в самом начале творческого пути: выступал на Всероссийской Студвесне в Волгограде со стихами, потом был мой поэтический спектакль «Слово». Мы выступали в зале с бесплатным входом. Тогда всё только зарождалось, все эти поэтические вечера, и многие пришли, думая, что это вообще будет какой-то КВН, и зал был прямо набит битком. Это был кинозал, у него была специфическая акустика, и у меня была петличка (подвешивающийся микрофон). Но она из-за моих нервных рук случайно выключилась, и мне пришлось работать без петлички на такой огромный зал на 350 человек в формате спектакля в кинотеатре — это было адское выступление, и потом мне хлопали стоя, потому что видели, как это было тяжело.

– Какие у тебя увлечения?

Меня увлекают велосипед, йога, путешествия в Индию (ну я только там был [смеётся]), Азия. Это очень интересно. Мне нравится литература, и я себя сейчас больше воспринимаю как человека, пишущего прозу, нежели как поэта, хотя я им и дольше был.

– Когда ты переехал в Москву и как к тебе пришла, если можно так выразиться, известность?

– Я переехал в Москву в 2012, идёт уже шестой год моей жизни там. Я также собираю выступления, известность — это, конечно, громкое слово, но я много ездил, и вот Волгоград был одним из первых городов, которые я посетил. В Москве был случай, когда на мой квартирник пришли всего два человека, из них одним была моя подруга, а сейчас в среднем моё выступление собирает 120-150 человек, а в плане спектаклей мы делаем много показов по разным залам. Я очень много выступал, выкладывал в соцсети свои видео, но для меня всё движется гораздо медленнее, чем хотелось бы. Приходится зарабатывать деньги другими способами, то есть писать на заказ что-то, но сейчас я стараюсь делать это по минимуму и стимулировать себя заниматься творчеством, ездить в туры, но не всегда получается. Так что настоящей известности у меня нет.

– С чего началось твоё знакомство с театром? 

– Началось всё в 10 классе, меня позвал мой одноклассник, Артём Устинов, в театральный кружок, я должен был играть эпизодическую роль, а в конце ко мне подходит Николаич, человек, организовавший этот кружок, и говорит мне играть главную роль, потому что я сильнее, чем другой мальчик. Я испугался и отказался, и был только в эпизоде, а в эпизоде я очень волновался на сцене. А тот мой одноклассник в итоге поступил в ГИТИС, и вот сейчас он стал режиссёром этого спектакля, который вы сейчас видели. А потом я учился на психфаке. Со второго курса начал выступать со своими стихами на сцене, у меня была просто энергетика и никакого актёрского мастерства. Понял, что мне именно актёрской игры и не хватает, и пошёл к частным преподавателям заниматься, но я полностью самоучка и не считаю себя профессиональным актёром. Просто автор-исполнитель. Сейчас появился режиссёр, и стало гораздо легче.

–  Что толкнуло тебя на написание конкретно этого спектакля? 

–  Это первый мой остросоциальный спектакль. Во мне давно было всё это: мне кажется, в каждом есть мысли про свой пол, национальность, и все разные мнения в человеке преломляются. Но форма родилась чисто технически. У меня есть стихотворение «Разговор о пальто», и изначально так должен был называться спектакль, а также есть моноспектакль «Демоны», где герой раздваивается. Я подумал: «А что если сделать спектакль про раздвоение?». И сейчас я бы сделал спектакль про раздвоение по-другому, но тогда я подумал, что у нас есть разделение, конфликт в обществе, и именно про это решил написать. Во мне часто бывает и тот, и другой персонаж, и я решил сделать такой спектакль. Сейчас понимаю, что если чисто формально делать спектакль про раздвоение, то в нём всё-таки должно быть больше актёрской игры. Я, возможно, попробую ещё раз сделать что-то подобное. В моём тексте, конечно, есть отражение меня. Но вот, например, когда мне нужно было писать про женщин в коротких юбках и феминизм, я просидел очень много на феминистических пабликах, и там, конечно, иногда творится жуткая жесть в отношении мужчин. Здесь максимально справедливы слова Ивана Вырыпаева, что женщина очень долго была прижата мужчиной, и это как пружина, которую прижали сильно, и потом она так же сильно отлетает в другую сторону, местами с перекосом в плане ненависти к мужчинам, но, мне кажется, мы сами виноваты. Естественно, во мне всё это есть, но я собирал текстовые инсайты во всяких холиварах про Россию, про Крым, какие аргументы максимально часто употребляют и как бы мне всё это выстроить. Спектакль был изначально намного длиннее, мы с женой его резали, резали. Этот финал показан впервые, до этого он был другим.

– Что для тебя предпочтительнее: ламповые вечера или большие залы?

–  Я думаю, что у спектаклей всё равно есть лимит, у спектакля «Демоны» максимально было 250 человек, я его показывал в Вологде. И из-за большого количества людей зал становится неповоротливым, нужно больше времени для реакции на шутку, люди охотнее реагируют на чужой смех, потому что вместе проще смеяться, но теряются тонкости. Есть понятия «коммерческий зал» и «некоммерческий зал». Вот для меня границы некоммерческого зала до 300 человек. Для спектакля вообще предпочтительнее 100 человек, и это очень удобно.

– Что ты можешь посоветовать начинающим авторам? 

– Надо постоянно работать в той области, в которой ты хочешь достичь успеха, смотреть на критику и отделять конструктивную. По правде, в любой критике, — даже если тебя хотят обидеть, — есть конструктивное зерно, так что стоит работать над собой. Если человек выступает, надо смотреть видеозаписи с собой, если пишет — постоянно переписывать, давать читать другим людям, и таким образом расти. Ну, и приготовиться к тому, что любая творческая профессия во многом неблагодарна, и успех, деньги приходят далеко не сразу. Это всё тяжело и долго, и всегда могут осудить.

Среди зрителей были ещё те креативщики, которые не дают стухнуть волгоградцам в тоске и унынии. Узнали их мнение о моноспектакле.

Севда Байрактар, арт-менеджер Икры, фотограф, художник:
Мне всё понравилось, офигенно, я каждый год хожу. Это то, что называется фанат. Я очень люблю эти спектакли и больше — я даже помогаю Косте в организации, получаю от его творчества колоссальное удовольствие. Мне ещё нужно немного времени, чтобы переварить всё, что очень круто, у меня остаётся послевкусие и мысли, с которыми хочется чуть-чуть пожить.

Ирина Харина, редактор СтиХаски и сообщества “Я-Поэт”:
Понравился Костя в прозе, потому что раньше я в основном читала его стихи. Понравился интересный, нетривиальный взгляд на многие вещи, ну и думаю, что это ещё далеко не конец. Конечно, я хочу больше подобных мероприятий, и, на мой взгляд, организация хорошая.

Юлия Богуцкая, TUTKOVBUDKOV:
Хороший спектакль, мне кажется, новый виток в творчестве, потому что раньше было больше акцента на личности, например, описание зависти, таланта, взаимоотношений с любимым человеком, а сейчас Константин исследует проблемы политические, гендерные и так далее — и это всё, что занимает личность, но ещё шире.


Дария Кудинова

Концерт Волгоградского академического симфонического оркестра в ЦКЗ

Есть отличный вариант, где провести вечер следующей среды. 1 ноября Волгоградский академический симфонический оркестр проводит концерт в ЦКЗ в честь открытия нового концертного сезона.

В программе прозвучат произведения Д. Шостаковича, Р. Вагнера, Ф. Мендельсона и С. Рахманинова.

Начало в 18.30.

Событие, которое стоит посетить, даже если совсем ничего не смыслишь в классической музыке. Это как раз хороший шанс приобщиться к искусству и сложить своё мнение относительно него. Тем более что это всё БЕСПЛАТНО! Пригласительные билеты можно получить в кассах Волгоградской филармонии.

Справки по телефонам: 38-66-00, 38-66-05, 98-52-24, 51-73-07.


www.volgogradfilarmonia.ru

«Зебра и парашютист» – презентация нового проекта Театра в Леднике

Театр в Леднике представляет независимый проект Игоря Мишина – спектакль «Зебра и парашютист», поставленный по мотивам фантастического рассказа Федора Достоевского «Кроткая».

8 ноября презентация проекта состоится в холле ЛОФТ1890, начало в 19:30. Количество мест ограничено, так как большую часть пространства займут перемещения декорации. Желающие попасть на открытие проекта- бронируйте билеты заранее!

14 ноября в 19:30 состоится второй показ спектакля «Зебра и парашютист» на сцене Волгоградского молодежного театра. Приглашаем всех ознакомиться с авторским прочтением Игоря Мишина одного из самых странных произведений Федора Михайловича.

Режиссер по пластике – Денис Постоев, художник – Алексей Перловский. В ролях: Валерий Краснов, Тамара Матвеева, Александр Кривич, Игорь Мишин.

Игорь Мишин рассказывает о постановке пьесы:
«Как я к зебрам отношусь? Отвечаю: никак. К парашютистам такое-же отношение. Спокойное и ровное. Они мне не интересны. Но! Когда они вдруг встречаются…Когда парашютист вдруг принимает решение «призебриться»… шлёпнуться с небес на лошадку… или , хотя-бы рядом.. Вот тут уже жди беды! …Картина Вуда виновата. Сначала была картина. Потом Вуд попал под поезд. Затем Кроткая сиганула из окна… Череда событий и житейских катастроф, не без участия Фёдора Достоевского, привели к тому, что 8 и 14 ноября должна состояться премьера. Призебримся! Жду и волнуюсь в преддверии встречи с вами».

Бронирование билетов на оба показа по телефону 8 917 727 30 29 или в группе мероприятия. Стоимость билета – 300 рублей.


https://vk.com/event155575419

Какой будет пойма реки Царица? Решать нам

Разруха около музея “Россия – моя история” не осталась незамеченной. Простора для творчества хоть отбавляй, осталось накидать годных идей, да и воплотить их в реальность, чтобы люди не убегали оттуда через дырку в заборе.

Поэтому, 26 октября в Волгограде пройдет групповое обсуждение благоустройства поймы реки Царица с молодежью. Там представят и обсудят различные варианты благоустройства этой территории.

Одним из участников встречи станет основатель проекта “Горожане”Владимир Дудников. В связи с этим ребята решили провести небольшое исследование и узнать, каким бы вы хотели видеть район поймы реки Царица.

Чтобы принять участие в исследовании, ответьте на несколько вопросов в прикрепленной анкете. Результаты будут представлены областному комитету архитектуры и градостроительства в ходе обсуждения.

Заполнение анкеты займет у вас от 3 до 5 минут. Участие в исследовании анонимно и не требует регистрации.

Подробнее об обсуждении благоустройства поймы читайте здесь.


Больше интересного в нашей группе ВКонтакте

Фото Павла Мирошкина 

Клуб «Clever» организует фото-кафе в стиле Хэллоуин

Фото-кафе – это такой день, когда в одном тайм-кафе собираются фотографы и модели. Одни любят фотографировать, а другие любят фотографироваться. Они знакомятся, делают снимки, обмениваются телефонами… А тайм-кафе подготавливает для них красивые фоны, предметы и обязательно – костюмы. Ну и традиционные чай, кофе и печенье.

Ночь перед Самайном – Хэллоуином – ночь, когда не только истончается грань между мирами, но и появляется замечательная возможность примерить самые различные костюмы, почувствовать себя в роли ведьмы, разлагающегося зомби или отчаянного вурдалака. И не забудем про медсестер… А для тех, кто еще не подобрал нарядов или желает примерить что-нибудь новое – есть наша костюмерная, прекрасная модель черная кошка Элла (самый лучший фамильяр чародеев и колдунов) и другие антуражные элементы декора. Фото-кафе в Клубе Умных Игр «Clever» открывает свои двери, чтобы вы смогли сохранить на память оригинальные образы.

Записываться на фото-кафе лучше по телефону 89275252298 или в группе
Стоимость участия – полтора рубля минута, т.е. 90 р час. Стоп-чек срабатывает после 360 р.
Приходите в последнюю пятницу (27) октября с 15:00


https://vk.com/time_clever

Больше Хэллоуина в нашей группе ВКонтакте

Волгоградский шик и новые лица. Что нас ждёт на финале конкурса “Модель года”?

28 октября в центральном атриуме ТРЦ «Акварель» состоится финал конкурса «Модель года».

На протяжении трех месяцев будущие участники проекта с нуля постигали основы моделинга. Фотосъемки на улицах города, тренировки в фитнес-клубе дважды в неделю, фотопозирование и мастер-классы, всё это позади. Пришло время продемонстрировать результаты усердной работы.

В состав жюри конкурса  входят профессионалы индустрии красоты из Нью-Йорка, Милана, Гонконга и Гуанчжоу.

Если вы соскучились по модным показам коллекций от магазинов Акварели, помните, начало в 17:00.  Организаторы объявили, что в этот день будет межсезонная распродажа – скидки до 60 %.