От самодельной машинки до известной студии: как становятся тату- мастерами в Волгограде?

«Как же тут светло», – первая мысль, которая посещает на пороге в «Link.ink». Если вы ждёте типичного описания тату – студии с грохочущей музыкой и вульгарными постерами на темных стенах, как в какой-нибудь второсортной американской комедии, забудьте об этом напрочь. Здесь всё иначе. Сначала внимание приковывает настойчивый и нежный взгляд Одри Тоту с нижней полки в левом углу, потом вверху замечаешь брутальный прищур О’Ши Джексона, как бы говорящий: «Проходи, братуха».

– Хотите чай, кофе? – улыбается Иван, администратор, в то время как мы удобно располагаемся на белом кожаном диване. Справа от меня комната, в которой происходит нечто захватывающее и интересное для таких обывателей как я, но в меру привычное и полюбившееся для мастеров внутри. Заинтригованы? Тогда обо всём по порядку.

– Два года назад мы открыли студию вместе с Артемом, – рассказывает Надежда Хромкина, директор «Link.ink», а также мастер перманентного макияжа. – Жили в Краснодаре, Ростове, по семейным обстоятельствам вернулись в Волгоград, и решили начать своё дело. Так как у нас был опыт работы в других городах, нам хотелось создать профессиональную студию с собственным подходом к татуировкам, в котором было бы наше видение этого искусства. Название как-то само пришло. В переводе с английского языка «link» означает «звено». Мы подумали, что оно нам идеально подходит, потому что хотели собрать команду не только мастеров, работающих на нас, а по сути друзей, которые будут звеньями одной цепочки.

– А как вы собрали команду?

– У нас не сразу такой коллектив сформировался, изначально были другие мастера. Все, кто сейчас здесь работает – это люди, которые сами изъявили желание прийти в «Link.Ink» с других студий, из «домашников». Практически год существуем в этом коллективе.

– Сложно было открыть студию в Волгограде?

– С юридической точки зрения никаких проблем не было. У нас обычное ИП. Я – директор, есть снятое помещение в аренду – всё официально. Сложности больше возникают даже не с поиском клиентов, а с тем, чтобы дать новый уровень, толчок в развитии тату-индустрии. Основное желание заключалось не в заработке денег, хотелось именно поднять культуру татуировки в Волгограде. Если сравнивать наш город с теми, в которых мы жили и работали, а это Ростов и Краснодар, там дела обстоят гораздо лучше: выше профессионализм мастеров. По большей части мы хотели изменить сам подход к татуировкам, чтобы это имело художественную ценность для потенциальных клиентов, а не было обычным партаком «лишь бы чем-то забиться».

– Вы сейчас единственная профессиональная художественная студия в нашем городе? У вас есть конкуренты в Волгограде?

– У нас нет конкурентов в Волгограде. Я считаю, что мы самая, либо, по крайней мере, одна из самых профессиональных и приятных студий. У нас даже бабушки, которые к нам приходят, чувствуют себя уютно, им нравится атмосфера. Мы старались по максимуму сделать так, чтобы было комфортно не только мастеру за работой, но и клиенту. Для этого оборудована большая клиентская зона, с диваном и телевизором. Есть кофемашина, если захочется бодрящего напитка.

– Какова возрастная категория ваших клиентов?

– Чаще приходят люди от 20-ти до 30-ти лет. Поколение постарше уже ко мне на татуаж, ну и молодежь тоже. Были случаи, когда заглядывали родители, чтобы посмотреть, как мы работаем: в чистоте, стерильными одноразовыми материалами, совсем не в той атмосфере, которая обычно ассоциируется у людей при упоминании о тату студии. В итоге останавливались на «Link.ink» и приводили своих детей к нам. Потом сами даже приходили, когда видели результат.

– Ты делаешь татуировки?

– Нет, я делала татуировки до беременности, а сейчас занимаюсь исключительно перманентным макияжем. Иногда, по просьбам своих друзей, маленькие «татуировочки» делаю. Я считаю, у нас тут есть мастера более профессиональные.

– А что нужно вообще, чтобы стать тату-мастером? Какие должны быть навыки? Талант?

– Я думаю, нужно обладать художественным виденьем татуировки и хотя бы элементарным умением рисовать. Ты никогда не станешь профи, если будешь брать картинку с интернета и её копировать. Каждый мастер должен выработать свой стиль, так, чтобы его «рука» была видна, что это именно его татуировка. У нас все ребята стараются по минимуму использовать эскизы с интернета. Важно в каждой татуировке оставлять свою индивидуальность. Не должно быть ситуаций, когда человек, находясь на пляже, увидел бы такие же татуировки как у него. Чтобы стать мастером, надо любить то, что ты делаешь, жить этим. Мастера, которые работают у нас, не практикуют такое: в 19 часов вечера ушли со студии и всё забыли. Они рисуют дома, составляют эскизы, консультируют. Дело всегда в голове находится, и все твои мысли об этом.

– Что сейчас в тренде?

– Девушки чаще всего обращаются за пионами в дотворке, кружевами, акварельными работами, а мужчины предпочитают оскал тигра, льва, медведя, чтоб позлее. Самое распространенное. Мы стараемся, чтобы у нас каждый мастер занимался своим стилем. Допустим, Миша – мастер традиционной татуировки. Когда он начал заниматься японской тематикой, никто не подозревал, что она станет для него основной и более востребованной. Это интересный стиль, который предполагает смысловую многогранность. Например, был парень на сеансе у Миши, делал рукав с двумя карпами, один из которых – это он, а другой – его жена, и там они плыли друг на друга, в общем, целая история татуировки. Поэтому стараемся, чтобы каждый работал и развивался в своем узконаправленном стиле, поскольку это позволяет увидеть качественный результат.

– Если к вам приходит неуверенный клиент, как вы с ним работаете? Бывают такие случаи?

– Да. Бывает, хотят что-то очень популярное, например, текст на теле как у Анджелины Джоли или «От заката до рассвета», как у Джорджа Клуни. Все мастера стараются отговорить от таких вещей, а если человек не знает, чего он хочет, то в любом случае у него есть примерная картинка в голове. Мастер всегда выслушает и поможет с выбором эскиза. Как правило, так всегда и происходит.

– К вам приходят переделывать старые татуировки?

– Да, часто приходят, потому что культура у нас, к счастью, и в Волгограде, и в России в целом, достаточно выросла. Все стараются использовать хорошее оборудование, качественные материалы и краски. Старые татуировки не выглядят свежо и классно. Часто приходят переделывать армейские татуировки, которые сейчас не имеют ни художественной ценности, ни цвета.

– У вас есть курсы для начинающих тату-мастеров?

– Да. Артем занимается обучением ребят. Однако он берет в ученики тех людей, которые уже имеют художественное видение татуировки и элементарные навыки рисования. Всегда приветствуется, если у человека есть свой стиль и наброски. Пока обучение существует только в формате индивидуальных курсов, но в планах есть открыть школу татуировки и татуажа. Чтобы в дальнейшем выпускников вести, возможно, брать к себе на работу, что-то в таком духе.

На этом моменте к нам присоединился Артем Герасименко, владелец студии «Link.Ink», чьи основные стили работы – Photo realistic. Мы не смогли не расспросить его подробнее о том, как проходят вышеупомянутые курсы, личном опыте, и первых татуировках.

– Я начал обучать, когда сам вышел на более серьезный уровень. Люди захотели делать как я, в принципе, все само собой образовалось. Первый человек пришел, второй, третий, и я подумал, почему бы и нет. Постепенно всё переросло в структурированную схему обучения. Сейчас в месяц человека три точно приходят заниматься. Среднее время обучения, как правило, составляет 10 уроков. Сначала изучаем теоретическую часть, потом ребята наблюдают за моей работой, я им объясняю всё, и затем пару занятий практических, когда уже под моим руководством ученики делают свои первые татуировки на человеке. Цена обговаривается с каждым индивидуально, так как количество занятий зависит от уровня мастера.

– Сколько лет вы занимаетесь татуировкой?

– Всегда пытаюсь посчитать дату точную. Ориентировочно, восьмой год занимаюсь. В 17 лет сделал первую татуировку сам себе и понеслась. Стали приходить друзья, потом друзья друзей, так хобби переросло в работу. Вообще, самую-самую первую я набил своему товарищу. Это было до того, как сделал себе. Он подошел, говорит: «Ты рисуешь классно, хочу татуху, давай сделаем что-нибудь». Я на тот момент полный ноль в этом был, но горел желанием. «Если ты принесешь оборудование, можно будет сделать», – отвечаю. В общем, он собрал самодельную машинку. Всю ночь я ему рисовал, получилось нормально. На следующий день проснулся, стал искать мастеров в городе, нашел ребят, кто уже на тот момент занимался татуировкой, связался с ними. Купил машинку, базовую палитру у них и стал пробовать что-то серьезное. Так что, первую татуировку сделал самоделкой, так как небольшая была, можно в расчет не брать, просто с нее желание появилось.

Вернемся ко второй комнате, где происходит то самое интересное, зачем мы и пришли. Настала очередь мастеров поделиться своими секретами.

– Сейчас будем катать мастера нашей студии, Ваньку, татуировку с «черепахой – драконом» – это символ путешественника, мифологическое существо, олицетворяющее человека, на котором сделана татуировка. Можно поснимать процесс, – говорит Михаил Отлётов перед тем, как мы начинаем интервью. Первые татуировки, которые мне понравились, я увидел в Германии в 16 лет. Сразу появился интерес, потому что в России такого никогда не встречал. Сначала это было как хобби. Я рисовал на друзьях, знакомых, так, со временем, увлечение переросло во что-то более серьезное. В основном делал традиционные татуировки. Сейчас перешел именно к японской татуировке, потому что она интереснее в плане смысла, истории, традиций, канонов. Это круто. Когда люди приходят за японской татуировкой, то просят сделать карпов, либо драконов. Я рассказываю что-то новое про эту культуру и, частенько, те, кто шарит, соглашаются на другой, не такой типичный эскиз. Бывают и упертые, стоят на своем до конца, я им делаю то, что они хотят. Как пришел в студию? Два года назад забежал отлить у Артема красочки, а на следующий день он предложил мне работу.

До сеанса ещё есть 15 минут, поэтому мы спешим расспросить Ивана Кулдыкина

– Нет, подрабатывать нигде не приходится, никогда этого и не делал. Татуировки, татуировки, и ещё раз татуировки. Ничего лишнего. Работаю в стиле чикано. Меня вдохновляют старые мастера, те, кто продвигал этот стиль. В первую очередь, это Mister Cartoon – легендарный татуировщик, один из пионеров чикано культуры, который забил весь Нью-Йорк, всех знаменитых реперов: Снуп Догга, Эминема, Доктора Дре, создавал лейблы для многих музыкальных групп. Основательно начал заниматься татуировкой с 2011 года. Интерес проявил лет в 16. Как и большинство мастеров, сначала баловался, баловался, потом хобби переросло в труд. Стало образом жизни. Ну, еще много идти. Нет предела совершенству. Первый раз набил трайбл. Делал на квартире, попросили друзья, самодельная машинка была, струна, все дела. Когда закончил, очень понравилось, я понял, что это моё. И жаждал каждый день их делать. Когда не делал, сходил с ума. Следить за работой профессионала – большое удовольствие. Каждое движение завораживает, от запаха краски слегка кружит голову.

Мы вышли в клиентскую зону, где нас уже ждали сладкий чай и непринужденная беседа с Владимиром Березовским

– Да обо всем. Татуировщики как священники. А ты что не знала? – улыбается мастер realistic tattoo, в ответ на мой вопрос, о чём он говорит с клиентами во время сеанса. Занимаюсь татуировкой 4 года. Был знаком с Артемом, он позвал в студию – я пришел. Вообще я с Михайловки. Что вдохновляет? Хм. Да не знаю. По большей части бью с фотографий. Первая татуировка, которую я себе набил, была надпись на шее, лет 6 назад. Ко мне друг пришел и сделал. – А как ты в первый раз бил кому-то? – Я был пьян, это была самодельная машинка, я сделал другу звездочку какую-то контурную, потом я ее перебил, потом еще раз, потом, по-моему, еще раз даже перебил. Раза три точно.

Не успела наш фотограф сделать пару фоток, как мастер уже спешит на первый этаж – пришел клиент. Пойдем и мы, поболтаем с Николаем Комбаровым

– Я до сих пор в точном стиле пока не определился, стараюсь развиваться во всём, не хочу себя ограничивать определенными рамками. Моё увлечение началось еще в 9 классе, то есть далеко в 2004 году. Одноклассник захотел, чтобы я сделал ему татуировку, но было нечем. Тогда он сконструировал машинку самодельную, все как надо: со струной и моторчиком от плеера. Так мы набили ему иероглиф. Себе сделал первую татуировку в 14 лет. Пришел к мастеру, он мне бил тоже самодельной машинкой, но показал, что у него есть настоящая. Показал и убрал в ящик. В дальнейшем, конечно, я перекрыл эту татуировку, потому что она была не так качественно выполнена. Профессиональный стаж – 4 года. Раньше я работал в другой студии, оттуда начались мои первые серьезные шаги в этом деле. Я проработал там два года, получил обучение и диплом. В дальнейшем, перешел в «Link.ink».

– Как изменилась культура татуировки в Волгограде на твой взгляд?

– Сейчас бум большой. За последние годы люди стали не боятся делать портретные татуировки, интересные вариации в разных стилях. Они поняли, что существуют не только медведи, тигры и какие-то узоры с надписями, но и что-то более оригинальное. Можно не бояться экспериментировать с новыми вещами. Думаю, на сегодняшний день, окружающие намного лучше относятся к татуировкам. Меньше задают вопросов: «Что твоя татуировка значит?».

А вот и ещё один мастер освободился. Сергей Прокудин рассказал нам о том, что его вдохновляет на создание татуировок

– Желание. Желание завтра сделать лучше, чем я делаю сегодня. Что касается эскизов, все приходит хаотично. Нет такого, чтобы сел и у тебя сразу появилась фантазия. Надо это выжить из себя, вытянуть, потому что ничего просто не дается. Я работаю в чб реализме, графике, лайнворк, дотворк, геометрия. Заниматься конкретно татуировкой начал с января 2015 года. Увлекаться лет в пятнадцать-шестнадцать стал. Ходил по студиям, смотрел, как работают мастера, перенимал опыт. В Линке познакомился с ребятами, и у меня появилось огромное желание работать именно в этой студии. Впоследствии, приглашали в другие разные салоны, но я ждал отсюда приглашения, и дождался. Это было в октябре прошлого года.

О том, как выбрать тату-машину рассказала Юлия Лапацуева

– Моя первая машинка все еще работает. Я сразу закупалась оборудованием, позволяющим полноценно реализовать то, что у меня в голове. Некоторые пытаются начать с некачественных «тачек», самых дешевых, и на этом останавливаются, потому что им кажется, что они не умеют ничего делать, у них ничего не получается, а с качественным оборудованием ты сразу видишь, что потенциал есть и стараешься делать еще лучше. Я пользуюсь американским оборудованием марки «Skinductor». Китайское мы стараемся избегать, так как часто ломается. Занимаюсь татуировкой полтора года. Работаю в таких стилях, как неотрад, акварель и графика. Интереснее всего выполнять различных героев мультфильмов, комиксов и всё, что с этим связано.

– Бывают сложности в работе с клиентами?

– Сложность заключается в том, что когда человек приходит с какой-либо картинкой или эскизом, он хочет идентичную копию изображения. Даже если это работа другого мастера на теле какого-либо человека, бывают клиенты, которые в своих пожеланиях непреклонны. А копировать тоже не хочется, все-таки другой человек старался, пытался сделать что-то индивидуальное. Стараемся всегда уговорить на включение новых элементов, чтобы сохранить оригинальность.

Напоследок разговорились с Иваном Политовым, администратором «Link.Ink», за чашкой кофе

– Я здесь работаю с середины апреля. Поначалу приходил сюда из-за приятной атмосферы, чтобы порисовать. В один момент появилась необходимость в администраторе, и мне предложили эту должность, после чего я влился в коллектив. Желание приходить сюда каждый день не угасает до сих пор. В студии я сделал себе практически все татуировки, кроме двух на руке, а так, практически каждый мастер здесь оставил след на мне. Первую татуировку я сделал, когда учился в Чехии. Это была кассета, набил я ее также в студии. Давно для себя решил, что если я буду делать татуировку, то именно у профессионалов. Ни разу не пожалел с того дня о своем решении, потому что спустя три года картинка не выцвела, и я уверен, что с любой татуировкой, которую я сделал в студии ничего не случится, ведь они все качественно выполнены.

– Ты говорил, что рисуешь.

– Больше для себя, то, что мне нравится. Например, все эскизы татуировок на руке, я сам рисовал.

– Нет желания попробовать себя в качестве тату-мастера?

– Конечно, есть! Я работаю в этой сфере и мне близок каждый стиль, представленный ребятами, уровень исполнения на высоте, поэтому каждой работой волей-неволей восторгаешься. Даже, когда приходят перекрывать старые татуировки, смотришь на них и думаешь: «Что же можно с этим сделать?». А у мастера появляется идея, он ее реализовывает, и ты забываешь, что на месте перекрытия была по молодости сделанная татуировка.

– Какие есть особенности в работе администратора тату-студии?

– В первую очередь, надо любить татуировки, и все, что с ними связано. Если ты смотришь на татуировку, и она не вызывает у тебя никаких эмоций, в плане того, что ты не видишь какие ровные контура, как красиво переходят цвета, невозможно будет сделать красивую фотографию, чтобы передать весь профессионализм мастера. Что уж об остальном говорить.


Анастасия Бабакова

Фото Оли Милкович

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

348 просмотров

Добавить комментарий