Zero people: песни шепотом

Субботний вечер. Бар «Белая лошадь». В полумраке мелькают лица людей. Слышны смешки и побрякивание стекла. Афиши. Красные софиты. Белый луч. Одинокая стойка с микрофоном посреди сцены. Все ждут.

Он выходит. Небрит, смурен и сосредоточен. Всматривается в лица людей, подошедших к сцене. «Я думал, вы вообще не придете – по углам все сидели». Он начинает петь. И вот тут словно включается бесконечная печаль – моя, его и каждого, кто слышит – настолько глубоко, настолько по-настоящему, настолько внутри…

На сцене «Zero people»:  Александр «Михалыч» Красовицкий (вокал) и Александр Заранкин (клавишные). После второй песни солист поясняет, что происходящее – концерт-фотоальбом, где за каждой песней картинка, история, жизнь («Классные фотки!» – кричат из толпы). И не стоит бояться – автор приглашает всех в свой мир, в мир альбома «Прекрасная жизнь».

12 живых текстов, 12 волшебных мелодий.

Он шагает грустным мимом по сцене: штаны-шаровары, «котелок», черный пиджак и невероятный голос. Да, этот «мим» поет, но сколько душевной, пронзительной боли в его песнях, сколько эмоций отражается на его лице! Он аккуратно ступает к зрителю и тут же медленно шагает назад. Он пытается подступиться, достучаться, он чутко улавливает – понимают его или нет, отзываются ли в ответ, чувствуют ли.

Зал постепенно погружается в эту историю: расслабляется, отзывается все громче и теплее, музыканты начинают чувствовать зрителя и разгораются сами – начинается невероятный, случающийся только на удачных концертах, процесс взаимного обмена счастьем, болью, любовью – люди открывают свою душу, свой мир и их заполняет музыка.

Голубые глаза солиста излучают свет – из сосредоточенного, пристально вглядывающегося в толпу человека он превращается в творца, летящего на крыльях и дарующего свет своего огня людям, которые так завороженно смотрят и внимательно вслушиваются…

Музыкант раскрывается перед толпой: он говорит, он поет, он – отдает. В каждом движении: нежном или резком, в каждом повороте, в каждом шаге, в каждом взгляде – полет. В каждом слове, в песне или в перерыве между ними – желание поделиться и научить. Он рассказывает про жизнь и смерть. Он поет про любовь и расставание. Он показывает – жизнь продолжается и да, несмотря на все тяжелое в ней, она прекрасна.

Между двумя музыкантами установлена какая-то безусловная, бессловесная связь – они понимают друг друга с полувзгляда. Еще до того, как Красовицкий повернется, Заранкин уже понимает и согласно кивает ему. Полное погружение, идеальное взаимодействие, контакт. Александр Заранкин играет с полной отдачей – он в каждой песне, в каждой истории не только как исполнитель музыкальной партии, но и как участник, поддержка – Красовицкий как будто подпитывается его пониманием и теплом и улыбается где-то там, почти про себя, но это легко можно заметить – вот оно, сотворчество, вот оно, душевное родство.

Михалыч рассказывает свои истории не только с помощью песен. После песни «Отец» он говорит о том, что нам всем свойственно делать из своих проблем «адок». Это все раздувается, тяжело переносится – это нормально, это понятно. Всегда тяжело расставаться. Но смерть, физическая смерть… «Когда человек уходит – вот это действительно ад. Но и тогда жизнь идет дальше. Следующее фото». На одной до боли пронзительной песне альбома девушка из толпы дарит солисту букет белых роз. И я ее понимаю. Когда ты переживаешь расставание под этот голос, становится не так страшно. И когда эти чувства отпускают, песня не ассоциируется с болью – только с поддержкой и благодарностью. Также Александр рассказывает, что в альбоме единственная песня написана не на его текст. Стихи нежной баллады «Письмо из прошлого» написала ему когда-то давно питерская поэтесса Марина Кацуба. Просто удивительно, насколько гармонично могут состыковываться миры таких творческих личностей. Еще одна магия. Питер, не иначе.

Спев весь альбом и зарядившись настроением, музыканты исполняют небольшой отрывок из, как они в шутку говорят, «запрещенки» – песни иностранных артистов, соединенные в попурри. Было очень красиво и одновременно забавно – песни исполнялись не одна за другой, а как бы закольцовано, вперемешку, в разных тональностях и скоростях. Такая вот просветительская деятельность, несмотря на все запреты.

Постепенно зал начинает петь. Особенно когда Красовицкий решает исполнить уже знакомые всем песни. Он с восторгом наблюдал за слушателями, которые знают и понимают его музыку. Иногда подлавливал, чаще – хвалил. И снова призывал не бояться. И народ раскрывался. Вы когда-нибудь слышали, как зал поет шепотом?

И напоследок, исполнив вместе с залом песню «Здравствуй», Александр говорит: успейте (хотя бы!) сказать о том, как вам дороги ваши близкие.

Простите. Не могу писать дальше. У меня закончился альбом.

Было тепло. Спасибо.


Ирина Волченко

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

274 просмотров

Добавить комментарий